2.1. Функции финансов в экономике региона

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

Сущность финансов проявляется в их функциях. Под функциями понимается та "работа", которую выполняют финансы. Вопрос о количестве и содержании функций спорный. Некоторые отечественные финансисты, например А.М. Бирман, выделяли три основные функции финансов: обеспечение процесса хозяйствования денежными средствами, контроль рублем, распределительную. А.М. Александров и Э.А. Вознесенский утверждают, что финансы выражаются в формировании денежных фондов, использовании денежных фондов и контроле, отрицая распределительную функцию только на том основании, что функция должна быть специфичной, свойственной только данной категории и никакой другой, а распределительные отношения в обществе "обслуживают" различные экономические категории. И.Т. Балабанов считает, что с переходом к рыночным отношениям финансы потеряли свое распределительное отношение.

Но никто из авторов не отрицает два следующих положения:

1. Функция экономической категории – это форма проявления ее общественного назначения.

2. Специфическое общественное назначение финансов – формирование и использование денежных фондов посредством особых форм движения стоимости. А эти особые формы не что иное, как отношения распределения. Чтобы сформировать многочисленные централизованные и децентрализованные фонды денежных средств, т. е. создать для каждого субъекта воспроизводства возможность влиять на данный процесс, необходимо "привести в движение стоимость", а эту "работу" могут выполнить только финансы.

Как было указано выше, финансы – экономическая и правовая категория, т. е. конкретную форму им придает государство, вырабатывая конкретные финансовые отношения между различными субъектами воспроизводства, элементами которых выступают ставки, нормы, тарифы, платежи, отчисления и т. д.

Пример. Предприятие реализовало определенный объем продукции. Выручка поступила на расчетный счет, но из этой суммы предприятие должно перечислить в бюджет установленные налоги, например налог на добавленную стоимость по определенной ставке. Из оставшейся суммы предприятие должно выделить часть, возмещающую потребленные средства производства, обеспечивая тем самым непрерывность процесса производства. Она определяется исходя из установленной нормы амортизационных отчислений, стоимости основных фондов, норм расхода предметов труда и их стоимости. Далее выделяется часть, связанная с оплатой труда (ФОТ), опять-таки через нормы затраченного труда и систему его оплаты. По нормативам, установленным к ФОТ, выделяется часть стоимости созданного продукта для перечисления в пенсионный фонд, фонд занятости и др., наконец остается прибыль. Прошло как бы первичное распределение созданного продукта в стоимостном выражении. Но ФОТ и прибыль подлежат дальнейшему распределению, т. е. распределению второго порядка. ФОТ делится между трудящимися, бюджетом и пенсионным фондом по законодательно закрепленным ставкам. Прибыль делится между предприятием, его вышестоящей организацией и бюджетами различных уровней.

Этот пример наглядно показывает, что, не придав движения стоимости (в данном случае выручке от реализации), ни бюджет, ни пенсионный фонд, ни рабочий не получили бы своей доли. А это движение обеспечивают только финансы.

Распределительные процессы имеют место и внутри предприятия. Например, прибыль, являясь источником формирования таких децентрализованных фондов, как фонд производственного и социального развития, резервный фонд и др., выступает объектом распределения третьего порядка. На этом уровне можно говорить о снижении роли государства в распределительных отношениях (но ни в коем случае об их отмене). Предприятие самостоятельно распределяет прибыль по децентрализованным фондам, однако формирование резервного фонда регулируется через размер уставного капитала, минимальных и максимальных значений прибыли, перечисляемой в данный фонд. Выбор пропорций отчислений в фонды накопления и потребления предприятия жестко регулируют законы рыночной экономики.

Общая характеристика регионального деления

В настоящее время все более очевидным становится дисбаланс экономического и социального развития различных регионов России. Это определяется многими причинами, однако, следует заметить, что религиозные или иные причины подобного рода не служат основополагающим фактором в этом вопросе.

Часть регионов (в основном это национальные республики Северного Кавказа и юга Сибири) находятся еще на аграрной стадии развития. Это касается не только и не столько показателей промышленного производства и его доли в производимом валовом внутреннем продукте. В этих регионах промышленное развитие не преобразовало уклад жизни основной массы коренного населения, его привычки и психологию, в них сохранились традиционные формы приспособления населения к социально-экономической ситуации. И с данной точки зрения рассматривать такие регионы наравне с другими было бы не совсем корректно.

Часть субъектов Федерации, в первую очередь, Москва и Санкт-Петербург уже вплотную подошли к постиндустриальной стадии развития. Здесь существуют уже совсем другие, нежели для остальной страны, способы адаптации к социально-экономической ситуации. Жизнь в этих регионах предоставляет людям гораздо более обширные и разнообразные возможности. И если смотреть на проблемы страны, взяв за точку отсчета Москву или Санкт-Петербург, то неизбежна они будут выглядеть в искаженном виде.

Данное обстоятельство представляет собой одну из наиболее серьезных проблем при выработке и реализации федеральными органами власти региональной политики. Люди, принимающие решения, живут, как правило, в Москве, и им трудно, порой просто невозможно избавиться от тех иллюзий и искажений, которые накладывает жизнь в регионе, существенно отличном от других регионов страны. В результате углубляется пропасть непонимания и взаимного неприятия между Москвой и регионами, что отчетливо проявляется в ходе разного рода выборов.

Как бы то ни было, но Россия в целом является и останется еще в обозримом будущем промышленной страной, а потому именно развитие промышленности определяет образ жизни и перспективы большей части населения. Типичный российский регион – это промышленный регион, а потому при выработке региональной инвестиционной и кредитной политики необходимо во главу угла ставить именно вопросы промышленного развития конкретного региона.

Промышленный спад, наблюдающийся в Российской Федерации с 1991 г., идет неравномерно как по регионам, так и по времени. Сегодня уже можно выделить несколько характерных траекторий динамики промышленности для различных типов регионов.

Слабый устойчивый спад

Такой тип динамики характерен для регионов, в которых основу промышленности составляют либо отрасли, и ранее активно работавшие на экспорт, либо отрасли, играющие важную роль для жизнеобеспечения государства. В первом случае типичным регионом является Тюменская область, основной производитель нефти и газа. Нефть и газ и ранее были основным экспортным товаром, а возможности увеличения их экспорта ограничивались лишь недостаточным инвестированием в прирост мощностей добычи. Поэтому сокращение внутреннего потребления энергоносителей в стране в 1992-1998 гг. (которое к тому же значительно отставало от общих темпов спада промышленного производства) было легко компенсировано увеличением поставок соответствующих ресурсов на экспорт. В настоящее время спад в нефтедобыче в основном объясняется не отсутствием возможностей реализации произведенной продукции, а некомпенсируемым вследствие недостатка инвестиций выбытием мощностей. Причем в газодобыче, в которой инвестиционная ситуация благоприятнее, удалось добиться стабилизации производства и даже в отдельные периоды его умеренного роста.

Вне всякого сомнения, все вышеперечисленные факторы, определяющие динамику экспортных отраслей, сказываются и на рассматриваемых секторах экономики, однако пока они сказываются в основном лишь через снижение возможностей обеспечить внутренние источники инвестиций. В этом смысле руководители соответствующих регионов при лоббировании в органах федеральной власти выступают союзниками других экспортных регионов. При этом гораздо большее внимание здесь уделяется вопросам привлечения иностранных инвестиций, а потому основной упор в лоббистской деятельности делается на обеспечение благоприятных условий для инвесторов.

Так, например, Сахалин, сумевший привлечь значительные объемы иностранных инвестиций на условиях раздела продукции под программу освоения шельфа, сумел преодолеть кризисную тенденцию и продемонстрировал некоторый рост производства. В настоящее время представители и других регионов активно добиваются принятия нормативных актов, которые позволили бы начать практическую реализацию федерального закона "О соглашениях о разделе продукции".

Другим примером такого рода региона наряду с Тюменской областью является Республика Саха (Якутия), специализирующаяся на добыче алмазов. Здесь помимо того обстоятельства, что существует устойчивый мировой рынок алмазного сырья, способный поглотить всю добываемую продукцию, действует и другой фактор – быстрый рост внутреннего рынка алмазного сырья, связанный с активным развитием с 80-х годов отечественной гранильной промышленности. Благодаря этому Республике удается поддерживать уровень промышленного производства на достаточно стабильном уровне, однако все вышеперечисленные проблемы, в первую очередь недостаток инвестиций, сказываются и на ней.

К числу отраслей, важных для жизнеобеспечения страны относятся угольная промышленность и энергетика. Впрочем, в России нет регионов, специализирующихся на производстве электроэнергии, кроме, пожалуй, Иркутской области, где доля энергетики в общем объеме промышленного производства достаточно велика, однако для ряда регионов наличие развитой энергетики играет роль стабилизирующего фактора. Что же касается угольной промышленности, то эта отрасль является основой экономики Кемеровской области.

Необходимо признать, что добыча угля в тех масштабах, в которых она сегодня осуществляется, неэффективна. Однако уголь является одной из основ тепло- и электроэнергетики на большей части территории страны, а потому государство просто не в состоянии допустить быстрого сворачивания этой отрасли. Поэтому оно вынуждено поддерживать объемы производства в отрасли за счет дотаций, что предопределяет невысокие темпы спада в отрасли и в основном угледобывающем регионе страны – Кемеровской области. Этот регион обречен на продолжение спада, пусть и умеренными темпами, еще в течение длительного времени, причем даже общее оживление экономики, в том случае, если оно начнется, не приведет к увеличению потребности в угле: скорее всего, новые энергетические мощности будут ориентироваться на другие виды топлива.

Умеренный спад с последующим ростом

Этот тип динамики характерен для монопродуктовых регионов, продукция которых пользуется спросом на внешних рынках (черная и цветная металлургия, некоторые виды химической продукции, в частности, удобрения), до 1992 г. в основном потреблялась на внутреннем рынке.

В 1992-1993 гг. сокращение производства продукции в этих регионах шло приблизительно теми же темпами (как правило, несколько меньшими), что и в целом по стране. Это было связано с падением внутреннего потребления соответствующих видов продукции в условиях общего спада производства. Одновременно велась работа по проникновению на внешние рынки, по перестройке производства в соответствии с требованиями иностранных покупателей.

Заниженный курс рубля во многом способствовал быстрому расширению экспорта соответствующей продукции, а приблизительно с середины 1994 г. увеличение внешнего спроса позволило компенсировать с избытком сокращение внутреннего потребления, в результате чего в ряде отраслей и регионов начался экономический рост (наиболее яркие примеры такого рода – Вологодская и Липецкая области).

Дальнейшее расширение экспорта наталкивается на ограничения мирового спроса. Кроме того, активная экспансия российских фирм на мировом рынке, часто сопровождавшаяся демпингом, привела к падению мировых цен на большую часть соответствующих товаров, что в сочетании с ростом внутренних цен и укреплением рубля привело к тому, что экспорт большинства товаров стал неконкурентоспособен.

Перспективы развития указанных регионов определяются тремя группами факторов.

1. Конъюнктура на мировых рынках соответствующей продукции.

В частности, благоприятные возможности выхода на мировой рынок для российских металлургических предприятий во многом предопределялись наблюдавшимся в первой половине 90-х годов ростом мирового потребления черных металлов. В настоящее время специалисты ожидают стабилизации и даже некоторого сокращения мирового потребления черных металлов, что может существенно усилить конкуренцию на мировых рынках.

Вне всякого сомнения, с началом общего промышленного оживления в России указанные отрасли получат новый мощный стимул развития вследствие расширения внутреннего потребления. Однако условия такого оживления практически полностью зависят от проводимой федеральными властями экономической политики.

2. Издержки производства.

Поскольку большинство конкурентоспособных на мировом рынке российских товаров, по которым удалось увеличить экспорт в 1992-1998 гг. – это сырье и товары невысокой степени переработки, то значительная доля издержек производства приходится на стоимость сырья, энергозатраты и транспортные расходы. Именно в этих сферах, как правило, наблюдается явление естественной монополии, а также вообще высок уровень монополизации производства. Вследствие этого цены на потребляемые ресурсы растут, как правило, быстрее, нежели на конечную продукцию, что приводит к постоянному снижению рентабельности производства.

В настоящее время низкая рентабельность производства продукции на экспорт является одним из наиболее серьезных факторов, сдерживающим рост в соответствующих отраслях и регионах. Достаточно привести один пример. Среди предприятий черной металлургии наиболее благоприятное географическое положение (с точки зрения близости сырьевой базы и рынков сбыта) имеют Череповецкий и Новолипецкий металлургические комбинаты. И именно эти два предприятия демонстрируют наиболее быстрые темпы роста в отрасли. Фактически, рост в отрасли определяется именно этими предприятиями, поскольку все прочие, расположенные менее выгодно, а в силу этого, несущие значительные транспортные затраты, в лучшем случае, демонстрируют весьма незначительный рост.

Есть два пути решения проблемы. Первый – проведение целенаправленной работы по снижению издержек производства за счет его рационализации и модернизации. Впрочем, резервы снижения издержек на этом пути невелики – рано или поздно должен встать вопрос о необходимости привлечения крупномасштабных инвестиций с целью коренного технического перевооружения производства.

Другой путь – давление на государство с целью добиться введения более жесткого государственного контроля над ценообразованием в базовых отраслях. Это давление, как правило, осуществляется на уровне руководства регионов.

3. Валютный курс.

Валютный курс является одним из важнейших факторов, определяющих текущую эффективность экспорта. Очевидно, что величина валютного курса определяется целым рядом объективных факторов; столь же очевидно, что на его формирование оказывает существенное воздействие и государственная политика в этой области. Окажет ли этот фактор благоприятное воздействие на развитие соответствующих регионов, станет ясно в ближайшее время.

Анализ факторов, определяющих характер развития регионов этой группы показывает, что большинство из них лежит вне рамок возможностей региональных органов власти оказывать на них непосредственное воздействие. Частью эти факторы вообще формируются за пределами России, частью зависят от проводимой федеральными властями экономической политики. С этой точки зрения органы государственной власти регионов могут оказывать влияние на развитие промышленности только через активное лоббирование в федеральных органах власти.

Таким образом, можно заключить следующее. Регионы этой группы обладают потенциалом достаточно быстрого роста, однако этот рост не будет устойчивым. В зависимости от соотношения внешних по отношению к региону факторов этот рост может сменяться и достаточно быстрым спадом. Общий потенциал роста ограничен наличием образовавшегося в первой половине 90-х годов резервом производственных мощностей. После выхода на уровень максимальной загрузки мощностей обеспечение дальнейшего роста потребует весьма значительных инвестиционных ресурсов.

Глубокий спад, стабилизация и умеренный рост

Такой тип динамики присущ регионам, в которых выполняются по меньшей мере два условия:

наличие развитой диверсифицированной промышленности;

наличие развитого сельского хозяйства.

Второе условие определяет объективное существование "дна" падения производства. Действительно, спад сельскохозяйственного производства в 1992-1998 гг. был существенно меньшим, нежели в промышленности. Потребности в продовольствии на большей части страны до сих пор удовлетворяются за счет внутреннего производства (ориентация на импорт пока характерна для столичных и приграничных регионов).

В любом случае сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность предъявляет спрос на продукцию промышленности. Именно этот спрос и определяет наличие дна спада промышленного производства, при условии, конечно, что промышленность региона обладает возможностями этот спрос удовлетворить (первое условие).

Другими словами, такая динамика характерна для регионов, в которых существуют условия для формирования внутреннего рынка (он может носить и межрегиональный характер). Такие условия существуют в зоне Черноземья, на юге России, Среднем и Нижнем Поволжье, Южном Урале и в Сибири. Типичными регионами, в которых производство к середине 90-х годов стабилизировалось и начало подавать первые признаки роста являются Ставропольский и Алтайский края.

Вообще, среди регионов с наибольшим спадом промышленного производства нет представителей перечисленных экономических зон (кроме, быть может, Чувашии, но здесь экстремально высокая доля оборонной промышленности – более 40% занятых в промышленности). В отличие от регионов первого типа здесь спад производства был гораздо глубже, поскольку на фактор общего сокращения рынка, не компенсируемый увеличением экспорта, наложилась необходимость перестраивать производство с общероссийского (и даже общесоюзного) на гораздо более узкий региональный рынок. Также в отличие от регионов первого типа здесь трудно ожидать быстрых темпов роста (поскольку возможности расширения рынка невелики), однако этот рост носит более устойчивый характер, ибо факторы, его формирующие, лежат в основном в сфере контроля и влияния региональных органов власти и управления.

В то же время возможности более или менее успешного развития регионов по этой модели во многом зависят от общеэкономической ситуации в стране и от государственной экономической политики. Достаточно сказать, что возможности развития регионов на базе складывающихся внутренних рынков во многом зависят от того, насколько эффективно будут защищены эти рынки от проникновения импортных товаров (частично они и так защищены большими расстояниями и слабым развитием транспортной сети, а также фактором невысокой плотности населения на большей части страны).

Поэтому представители этих регионов активно выступают за ужесточение барьеров для импортных товаров, в первую очередь, потребительских. То есть, они являются оппонентами представителей сырьевых и столичных регионов (которые предпочитают удовлетворять свои потребности за счет импорта). В то же время экспортные регионы и регионы, ориентирующиеся на внутренний рынок, сходятся на необходимости поддерживать заниженный курс рубля по отношению к иностранным валютам.

Также не случайно, что почти все регионы этого типа относятся к так называемому "красному поясу", то есть их экономический курс направлен главным образом на переориентацию экономического развития на внутренний рынок.

Основой формирования внутреннего рынка является потребительский спрос населения. Поэтому главной проблемой для этих регионов является ситуация с доходами населения. А именно для этой зоны как раз характерен более низкий по сравнению со средним по стране уровень доходов населения. Это явление вполне объяснимо. В этих регионах высока доля сельского населения, учитываемые доходы которого существенно ниже, чем доходы в промышленности. Кроме того, и снижение доходов сельского населения (опять-таки оговоримся, что речь идет об учитываемых статистикой доходах) в первой половине 90-х годов шло более высокими темпами, нежели в городах.

Здесь также следует учесть еще один фактор. Более низкие доходы вовсе не означают более низкий уровень жизни. В сельскохозяйственных регионах, как правило, более дешевое продовольствие, а потому расходы на питание существенно ниже, чем в регионах с более высокими доходами. Соответственно, уровень благосостояния здесь может быть не ниже, а возможно, и выше, чем в регионах, где доходы более высоки.

Более низкий уровень цен на потребительские товары в регионе позволяет снижать издержки производства за счет возможности установления более низкого уровня заработной платы и с этой точки зрения способствует удешевлению производимой промышленной продукции, повышая ее конкурентоспособность, как на внутрирегиональном, так и на внешнем по отношению к региону рынках.

С другой стороны, относительно низкий общий уровень доходов населения оказывает угнетающее воздействие на развитие регионального рынка, а следовательно, на развитие промышленности.

Таким образом, низкие доходы населения двояко воздействуют на промышленное развитие: и позитивно, и негативно. Какая из двух тенденций преобладает? По-видимому, в период становления регионального рынка при отсутствии сколько-нибудь значимых возможностей для экспансии на внешние рынки, низкий уровень доходов является скорее сдерживающим фактором. И только в случае оживления внешних по отношению к региону рынков может проявиться его стимулирующий потенциал. Таким образом, проблема повышения общего уровня доходов населения является главной для обеспечения развития регионов этого типа.

К регионам, для которых характерен такой же тип экономической динамики, следует отнести также такие специфические регионы, как Нижегородская и Самарская области. Особенностью этих регионов является наличие гигантских предприятий, производящих товары народного потребления, пользующиеся достаточно устойчивым спросом на внутрироссийском рынке (имеется в виду автомобилестроение). При этом отсутствуют предпосылки формирования внутрирегионального рынка. Не случайно оба эти региона, в отличие от других регионов этой группы, относятся к реформаторским: здесь необходимость максимально быстрой перестройки структуры промышленности являлась непременным условием выживания.

Быстрый и устойчивый спад

Этот тип динамики характерен для промышленно развитых регионов с неразвитым сельским хозяйством. Это преимущественно регионы центра и северо-запада России, а также Забайкалье. Типичными регионами здесь являются Удмуртия, Московская, Ивановская и Псковская области. Также к этой группе следует отнести Новосибирскую и отчасти Томскую область. Несмотря на то, что в этих регионах наблюдался наиболее глубокий спад в середине 90-х годов, они еще явно не достигли "дна" спада и вряд ли в ближайшее время здесь следует ожидать стабилизации производства.

Анализ ситуации в регионах этого типа следует проводить с двух точек зрения. Во-первых, это возможности использования компенсаторных механизмов. Сразу следует отметить, что перспективы здесь не самые благоприятные.

Рынки финансовых услуг тяготеют либо к постиндустриальным центрам (Москва, Санкт-Петербург), либо к крупным промышленным центрам, сохранившим перспективы развития (Самара, Нижний Новгород, Тюмень), либо к регионам, активно участвующим в перераспределении бюджетных потоков (Якутск, отчасти Кемерово), либо к портам (Владивосток).

С этой точки зрения перспективы развития есть только у Московской области при условии ее тесного взаимодействия с Москвой, а также у Новосибирской области, имеющей все возможности для превращения в еще один постиндустриальный центр (высокий научный и интеллектуальный потенциал, находится на пересечении основных транспортных путей, является неформальной столицей сибирского региона). Есть определенные перспективы и у Ленинградской области, тем более с учетом ее приграничного положения.

Также определенные перспективы есть у Томской области, обладающей крупными запасами нефти и рассчитывающей на привлечение крупномасштабных инвестиций. Но для большинства других регионов эти возможности невелики, так что здесь следует ожидать усиления миграционных процессов (по линии город-село, а также в постиндустриальные центры и в южные регионы).

Во-вторых, необходимо оценить долгосрочные перспективы развития этих регионов. Они обладают достаточно значимым промышленным потенциалом, здесь сконцентрированы наиболее квалифицированные кадры. Тем не менее, внутренних стимулов развития здесь нет. Они могут быть только извне, со стороны других регионов, которые уже смогли преодолеть кризис или сделают это в ближайшее время.

До настоящего времени ожидания руководителей рассматриваемых регионов в основном были связаны с регионами первого и второго типов. Ожидалось, что по мере преодоления кризисных явлений здесь сформируется массовый спрос на промышленное оборудование и другую машиностроительную продукцию. Однако этого не произошло, да и перспективы не выглядят благоприятными. Внутренние источники инвестиций незначительны, а иностранные инвесторы предпочитают импортное оборудование.

Поэтому в настоящее время основные надежды во все большей степени связываются с оживлением в регионах второго и третьего типа (и, следовательно, с оживлением внутреннего рынка). Пока эта тенденция в полной мере не проявилась и не стала ориентиром для принятия конкретных управленческих решений по структурной перестройке промышленности. Тем не менее, на наш взгляд, следует ожидать, что такое изменение стратегии в ближайшее время может произойти.

Стратегия формирования внутрирегиональных и межрегиональных рынков предполагает проведение целенаправленной региональной политики с целью укрепления и расширения хозяйственных связей внутри региона и между регионами, а также роста их разнообразия. По мере формирования внутреннего и межрегионального рынков направление экспансии может переключиться на внешние рынки с целью подключения дополнительных ресурсов экономического роста. Осуществление такого рода стратегии предполагает следующие действия:

создание региональных информационных систем о возможностях и потребностях каждого региона;

создание системы стимулирования эффективных внутрирегиональных связей (или в рамках создаваемых ассоциация регионов);

предоставление гарантий оплаты потребителями продукции, если она производится внутри региона (внутри ассоциации);

создание стимулов для внутреннего накопления, в том числе и путем облегчения доступа для региональных структур к необходимым для ведения предпринимательской деятельности ресурсам и предоставления им определенных привилегий.

Для регионов рассматриваемого типа в это время предпочтительнее проведение пассивно-завлекательной стратегии. Регион должен предложить свои ресурсы в качестве возможного объекта экспансии со стороны других регионов, которые будут распространять свою структуру рынка на территорию объекта экономической экспансии. Для осуществления этой стратегии регионы должны иметь возможность создавать условия, в максимальной степени способствующие привлечению внешних инвестиций.

Кроме того, эти регионы должны иметь возможность активно защищаться от неэффективной экспансии, т. е. такой экспансии, при которой ресурсы региона используются неэффективно с точки зрения интересов населения. Такая ситуация возможна, когда представление о ценности конкретных ресурсов различается в глазах самого региона и региона, осуществляющего экспансию.

Другой опасностью является рассеянная экспансия, когда ресурсы региона используются не комплексно, что приводит к усилению диспропорций регионального развития, и регион перестает быть экономически целостным.

Таким образом, мы выделили типы промышленной динамики, определяющие ее факторы в чистом виде и соответствующие этим типам стратегии развития. Очевидно, что во многих регионах промышленная динамика определяется гораздо более сложной смесью факторов, тем не менее основные тенденции регионального развития проведенный анализ показывает вполне наглядно. Так или иначе, но подавляющее большинство промышленных регионов тяготеет к одному из четырех описанных типов, и стратегия экономического развития каждого из регионов определяется в основном ведущей тенденцией развития.