Философия экономической свободы Ф. Хайека

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 
30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 
45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 
60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 

Австрийский экономист Ф. Хайек (1899-1992) в 30-х гг. переехал в Англию, в 1949 г. – в США,
в 70-х гг. снова вернулся в Австрию. За свою долгую жизнь он написал много книг: «Цены и производство» (1929), «Денежная теория и экономический цикл» (1933), «Прибыль, процент и инвестиции», «Чистая теория капитала» (1941), «Дорога к рабству» (1944), «Индивидуализм и общественный строй» (1948), «Конституция свободы» (1960), трилогия «Закон, законодательство и свобода» (1973-1979), «Разгосударствление денег» (1976) и др. В них он выступал как экономист и как философ.

Будучи воспитанником Визера и Бем-Баверка, Хайек до конца оставался верным идее высокой ценности принципов экономического либерализма.

Приоритет свободы человека Хайек провозглашает как главный принцип. Свобода – это отсутствие какого-либо ограничения или принуждения со стороны государства. Свобода предполагает развитие индивидуализма. Индивидуализм, который стал основой европейской цивилизации, говорит Хайек, – это не эгоизм и не самовлюбленность, это прежде всего уважение к личности ближнего, это абсолютный приоритет права каждого человека реализовать себя в мире.

Становление современной цивилизации Хайек связывает с развитием торговли, рынка, где действуют стихийные силы. Снятие ограничений сопровождалось взлетом науки, изобретательства, предприимчивости, богатства. Идея естественной свободы стала элементом сознания всех классов общества, а свободная деятельность – повседневной и всеобщей практикой. Возникшие идеи социализма, по мнению Хайека, должны претворяться в жизнь только с помощью жестокой диктатуры. «Пока контроль над собственностью распределен между множеством независимых друг от друга людей, никто не имеет над ними абсолютной власти», – говорит Хайек. В обществе, где осуществляется государственное планирование, господствует жесткое принуждение, исчезает свобода.

По Хайеку, подлинная свобода – это право свободно распоряжаться своим капиталом и своими способностями, и такая свобода неизбежно связана с риском и ответственностью. Система частной собственности – важнейшая гарантия свободы не только для имеющих собственность, но и для тех, у кого ее нет.

По мнению Хайека, социальный порядок не может быть продуктом сознательного действия, он есть результат чисто спонтанных действий, т.е. вызванных не внешними воздействиями, а внутренними причинами, порядок самопроизвольный, обусловленный рынком. Рынок дает людям информацию, она поступает через сигналы товарных цен. Информация дает преимущества фирмам, хозяйственным субъектам, а стимулы к поиску новых знаний порождает конкуренция. Проблема координации – в значительной мере проблема информации. Если пытаться координировать хозяйственную деятельность, нарушается механизм передачи информации. Таким образом, Хайек хотел бы воссоздать мир свободной конкуренции, каким он был сто или двести лет назад.

Рассматривая индивидуализм и коллективизм, Хайек приходит к выводу о том, что законы индивидуальной этики являются всеобщими и абсолютными, а в коллективистской этике верховным неизбежно становится принцип «цель оправдывает средства». Цель всегда задает вожак, а члены коллектива должны быть способны на все, поэтому руководство коллективами редко привлекает людей с высокими моральными убеждениями. Зато людям жестоким и неразборчивым в средствах представляется редкая возможность проявить себя. Социализм разорвал связь с идеалами либерализма, социализм воспитал фашизм и расчистил ему дорогу к власти. Возникла тоталитарная система. В некоторых демократических странах формируется регулируемое общество. Чем больше общество регулируется, тем больше в нем прослойка людей, обладающих привилегией гарантированного дохода. «Репутация и социальный статус начинают определяться не независимостью, а застрахованностью», – говорит Хайек. Меняется система социальных ценностей, общество теряет условия для развития.

«То, что в наши дни меньше уважается и реже проявляется в духовной жизни, – пишет Хайек, независимость, самостоятельность, готовность идти на риск, способность защищать свои убеждения против большинства и согласие добровольно сотрудничать с ближним – это, в сущности, именно те достоинства, на которых стоит индивидуалистиче­ское общество».

Существование в обществе социального неравенства, согласно мнению Хайека, закономерно. Форма распределения доходов возникает в итоге конкурентной борьбы. В обществе происходит своеобразная селекция, в конкурентной борьбе определяются ниша деятельности и доля каждого, утверждается правовой порядок, нормы морали.

Будучи приверженцем либерально-демократического общества, Хайек приходит к мысли о том, что государственная монополия в выпуске денег вредна для общества и должна быть заменена свободной конкуренцией частных банков. Каждый эмиссионный банк должен выпускать свою валюту (со своим названием и внешним оформлением). Это было бы выгодно населению, оно избавилось бы от злоупотреблений правительства при выпуске денег. Цель государственных финансов и цель создания удовлетворительной валюты – это, по мнению Хайека, не одно и то же. Обе цели часто даже противоречат друг другу. Роковая ошибка – отдавать обе задачи в руки одного и того же органа. Центральный эмиссионный банк страны всегда подвержен политическому контролю или политическому давлению. Это не позволяет ему так регулировать количество денег в обращении, чтобы обеспечить устойчивость рынка.

            Использование в обществе «параллельной валюты» означает одновременное обращение валют без твердого обменного курса между ними. Возникает конкуренция частных валют. Денежная эмиссия – очень выгодный бизнес благодаря возможности проведения банком кредитных операций в своей валюте, поэтому банк будет заинтересован в поддержании стабильности своей валюты (чтобы ценность возвращаемых ссуд не уменьшалась). Внешним регулятором обращения этих валют является конкуренция между ними. Население выбирает для себя наиболее обеспеченную и стабильную валюту.

            Если возникает такой порядок, то выявляется ущербность количественной теории денег, которая предполагает, что в стране существует лишь один вид денег. В поливалютной системе нет такой величины, как данный спрос на деньги. Есть различный спрос на разные виды валют. На валюту, теряющую стабильность, спрос будет падать. На растущую в ценности валюту спрос будет расти. На стабильную валюту спрос будет равен предложению. Исчезает и другой «кит» количественной теории – единая величина скорости обращения денег.

            Рассматривая демократическое устройство общества, Хайек предостерегает от влияния коалиции организованных интересов, т.е. определенных групп людей, сравнительно небольших по численности, но хорошо организованных, которые могут навязать свою волю большинству населения, используя вполне законные демократические методы. В числе таких групп могут выступать союзы промышленников, профсоюзы, аграрные союзы, представители военно-промышленного комплекса и т.д. Целью этих групп давления на правительство является получение каких-то привилегий для своей коалиции по отношению к остальной массе населения. Принципиальный выход из положения Хайек находит в ограничении власти государства. «Чтобы сохранить личную свободу, нужно ограничить всякую власть долговременными принципами, одобренными народом», – говорит Хайек. Речь идет о том, что власть государственных органов управления нужно подчинить власти общих правил, выработанных не этими органами. Лишь ограничив таким образом власть парламента и правительства, можно ограничить власть организованных групп над обществом. Государство должно быть лишено возможности потворствовать групповым интересам. Хайек считает, что нужно сформировать выборный институт, который выработает кодекс справедливости, обеспечивающий долговременные интересы большинства населения.

Хайек, обращаясь к странам Запада, объяснял, что государство становится слишком сильным. Беда России – слишком слабое государство, неспособное гарантировать даже то, что предписывал ему Адам Смит: охрану жизни и имущества граждан. При слабом государстве мы имеем еще и слабое общество. Можно вспомнить Монтескье: «Республика становится добычей, а ее сила – это власть немногих и произвол всех».