1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 
30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 
45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 
60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 
75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 
90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 

Предлагаемая книга входит в серию "Университетская библиотека", издаваемую при поддержке Института Открытое Общество (Фонд Сороса). Она включает впервые публикуемые на русском языке работы основоположника особого направления в экономической теории Пьеро Сраффы: монографию "Производство товаров посредством товаров. Прелюдия к критике экономической теории" и две статьи - "Законы доходности в условиях конкуренции" и авторский комментарий к "Производству товаров...".

П. Сраффа (1898-1983) по праву считается одним из крупнейших экономистов XX века. 100-летие со дня его рождения было торжественно отмечено юбилейным заседанием второй годичной конференции Европейского общества истории экономической мысли (ESHET, Болонья, 1998). За свою долгую жизнь Сраффа создал три работы, получившие всемирное признание: статью "Законы доходности в условиях конкуренции" (The laws of returns under competitive conditions. Economic Journal, December 1926, pp.535-550), вступительную статью к изданным им трудам и переписке Давида Рикардо (Works and correspondence of David Ricardo) в 11 томах и монографию "Производство товаров посредством товаров. Прелюдия к критике экономической теории" (1960).

П. Сраффа родился 5 августа 1898 г. в Турине. Его отец был профессором коммерческого права, а затем стал президентом университета Боккони в Милане. Сраффа учился в Туринском университете (1916-1920), где увлекся социалистическими идеями. В 1919 г. он познакомился с видным итальянским коммунистом Антонио Грамши и в том же году вступил в студенческий социалистический кружок Туринского университета. После написания докторской диссертации, посвященной инфляции в Италии в военное и послевоенное время, Сраффа продолжил свое образование в Лондонской школе экономики (1921-1922). В это время он посетил Кембридж, где познакомился с Кейнсом, и написал по его просьбе статью об итальянской банковской системе, которая вызвала крайне негативную реакцию со стороны Муссолини. В 1924-1927 гг. Сраффа преподавал политическую экономию и государственные финансы в Перудже. После опубликования статьи "Sulle relazoni fra costo e quantita prodotta" (Annali di Economia, 1925, 2, 277-328) он был назначен профессором политической экономии университета в Кальяри. Эту должность Сраффа сохранял до конца жизни.

В 1927 г. он окончательно перебрался в Великобританию и читал в Кембридже лекции по теории стоимости и взаимосвязям банковской системы и промышленности в континентальной Европе. Его лекции пользовались большим успехом среди студентов во многом благодаря необычной для Кембриджа манере ведения диалога с аудиторией. Однако активная деятельность Сраффы в качестве лектора длилась недолго, и начиная с 1930 г. он сосредоточивается исключительно на научной работе.

Круг его интересов не ограничивался экономической теорией. Сраффа обладал большими познаниями в философии и был другом Людвига Витгенштейна, которого привлекали неординарные экономические теории. Широта интересов проявилась в его работе (совместно с Дж.М. Кейнсом) над изданием книги Д. Юма “Трактат о человеческой природе” (1938).

В 1930 г. Сраффа начал работу над изданием трудов и переписки Рикардо, которая была надолго прервана в 1940 г.. когда Сраффа, как гражданин Италии, был сослан британскими властями на остров Мэн. Первый том Рикардо был опубликован только в 1951 г., а последний (одиннадцатый) - в 1973 г. После издания первых шести томов Сраффа возвращается к работе над теорией стоимости и распределения, результатом которой стало "Производство товаров ...". Последние годы жизни Сраффа провел в Кембридже, где и умер 3 сентября 1983 г.

Всемирно известная монография Сраффы "Производство товаров посредством товаров. Прелюдия к критике экономической теории" является заключительным этапом формирования его концепции и началом развития неорикардианской (сраффианской) экономической теории. Основы этой теории были заложены в упомянутой статье "Законы доходности в условиях конкуренции", в которой Сраффа впервые выступил с критикой "mainstream economics". Статья была опубликована в Economic Journal (1926, декабрь) и является сокращенным английским вариантом статьи 1925 г. "Suite relazioni fra costo e quantita prodotta", которая была переведена на английский язык профессором Л. Пасинетти только к 100-летию со дня рождения Сраффы. Основная идея Сраффы состояла в том, что теоретические основы определения рыночной цены через кривые спроса и предложения являются в общем случае неверными, причем это в первую очередь касается кривой предложения, поскольку, как он замечает, "ее основы менее прочны, чем основы других частей структуры...". Надо сказать, что на сегодняшний день столь же шаткими представляются и основы теории спроса (ее аксиоматика). Однако все учебники по экономической теории основаны на анализе упомянутых кривых. Дело дошло до того, что современные студенты не в состоянии представить экономическую науку, не отягощенную кривыми спроса и предложения, а также другими искусственными конструкциями. Работа Сраффы имела целью зародить сомнение в непогрешимости господствующей теории.

Разделяя это стремление, мы ни в коей мере не отрицаем значение маржинализма для экономической науки, но как любой теории ей присущи определенные слабости, о которых не следует забывать, а вера в ее истинность не должна быть абсолютной. Вот как писал об этом в 1926 г. Сраффа:

"Характерной особенностью современного положения экономической науки является почти единодушное согласие, достигнутое экономистами относительно теории конкурентной стоимости, которая базируется на симметрии между спросом и предложением и на предположении, что наиболее существенные причины, определяющие цену отдельных продуктов, могут быть упрощены и сгруппированы так, что они предстают в виде пары пересекающихся кривых совокупного спроса и совокупного предложения. Это положение вещей настолько явно контрастирует с полемикой по теории стоимости, характерной для политической экономии прошлого века, что можно подумать, что из этих столкновений мысли была, наконец, высечена искра последней истины".

Сраффа акцентирует свое внимание на различной природе законов возрастающей и убывающей доходности и показывает их фактическую несовместимость с условиями конкуренции. В результате он приходит к выводу, что проблему конкурентной стоимости можно решить только через издержки производства.

Далее Сраффа отходит от условий конкуренции и переходит к рассмотрению факторов, нарушающих "единство рынка". В центре внимания оказываются рынки монополистической конкуренции и олигополии, где появляются предпочтения потребителей и производители могут влиять на цены. Прямым следствием этого является распад единого отраслевого рынка на ряд рынков отдельных компаний. При этом выход за пределы рынка для каждой фирмы практически невозможен, поскольку рынки конкурентов ограничиваются не только определенными барьерами (например, юридического характера), но и предпочтениями потребителей, которые обладают большей устойчивостью. Это обстоятельство не позволяет формировать в отрасли общие кривые спроса и предложения.

Затем Сраффа рассматривает возможные варианты поведения фирм на подобном рынке при изменении цены одной из фирм-конкурентов. Этот вопрос имеет большое значение для экономической теории. Всякому, кто изучал микроэкономику, хорошо известна ситуация ценовых войн, когда предполагается, что, если одна из фирм снижает цену, за ней последуют и другие, и это приведет к значительному снижению или полному уничтожению прибыли в отрасли. Но этот случай известен только в теории и не наблюдается на практике. Сраффа раскрывает причины такого парадокса и указывает на существование побудительных мотивов следовать за повышением цены, а не за ее снижением.

Сраффа отмечает, что общая цена на рынках рассматриваемого типа существует только при сходстве организации предприятий и их индивидуальных рынков "с точки зрения преданности покупателей". На наш взгляд, эти условия недостаточны для достижения общей цены, поскольку предпочтения являются следствием стандартизации товара. Только при условии его значительной стандартизации индивидуальные рынки компаний становятся более схожими и появляется общая цена.

С точки зрения современной экономической науки статья Сраффы может быть отнесена к теории организации отрасли (industrial organization). В ней заложены основы для будущей критики неоклассической концепции, однако Сраффа еще не полностью отходит от ее принципов и пользуется ее терминологией, что облегчает восприятие статьи теми, кто мыслит в категориях "mainstream economics".

Эта статья вошла в научный оборот: и, как правило, работы последователей Сраффы содержат ссылки на нее и цитаты из этой статьи.

Другая работа, включенная в настоящее издание, - комментарий к "Производству товаров..." - является ответом на критику монографии Сраффы со стороны Р. Харрода и может рассматриваться как своеобразное послесловие к книге. Эта статья открывает научные дискуссии, которые продолжаются до сих пор. По сути монография Сраффы и обе упомянутые статьи составляют органическое смысловое единство.

Остановимся на отличиях теории Сраффы от неоклассической и классической политэкономии и на основных идеях "Производства товаров...".

В настоящее время, как известно, в экономической теории доминирует маржиналистская школа. Базисная установка этой школы состоит в формулировке теории дедуктивным способом, основанным на модели "точных наук", из которой она заимствовала" в значительной степени даже терминологию. Эта теория начинает с принятия аксиом (ограниченности ресурсов, множественности возможных исходов), и далее все подчинено одной проблеме: как получить максимальный результат от данных затрат или любой данный результат от минимума затрат.

Даже социальные отношения между людьми в производстве и распределении дохода сведены к проблеме рационального поведения в условиях ограниченности ресурсов. Проблема распределения решается, фактически, как частный случай теории цен: отдельный фактор производства (земля, труд, средства производства) рассматривается как нанимаемый предпринимателями в зависимости от его цены, которая в свою очередь зависит от полезности, относительного дефицита и относительных предпочтений потребителей в отношении потребительских благ.

Книга Сраффы предлагает вернуться к взглядам классических экономистов, и в этом смысле можно говорить о его теории как о неорикардианстве. Исследование проблем, поставленных Сраффой, требует большего, чем просто признания того факта, что понятия и метод, использованные в его анализе заметно отличаются от принятых маржиналистской школой. С другой стороны, необходимо специальное исследование степени соответствия понятий и методов тем. которые приняты классической теорией.

Сходство конечно прослеживается, но имеются и существенные разногласия. Здесь не должно быть быстрого и поверхностного решения, основанного на формальных моментах. Фактически, идентификация сходства Сраффы и экономистов классической школы слишком часто является результатом чтения классических экономистов глазами маржиналистов. Примером такого рода может служить попытка показать связь между Сраффой и классиками через предположение о постоянной отдаче от масштаба, которого Сраффа не делал.

Маржиналистское прочтение классиков поощряет переоценку формальных элементов преемственности между классиками и маржиналистами и недооценку концептуальных и методологических разногласий. Примером такой тенденции является представление предельной теории как расширение рикардианской теории ренты, или, что более серьезно, - рассмотрение теории общего экономического равновесия как обобщения классической теории цен. По мнению маржиналистов, данная теория (общего равновесия) представляет систему функций спроса, таким образом обеспечивая "лекарство" от однобокости классических экономистов, которые, с позиции маржиналистов, слишком акцентировали внимание на аспектах производства, пренебрегая аспектами потребления.

С другой стороны, надо принять глубокое различие между Сраффой и классическими экономистами. Сраффа, в отличие от классиков, исключает из своего анализа любое возможное соотношение между ценами производства и рыночными ценами. Цены производства, проанализированные Сраффой, - просто те цены, которые являются совместимыми с единой нормой прибыли во всех отраслях при данных уровнях выпуска. Здесь норма прибыли используется исключительно в бухгалтерском смысле. Сраффа не ссылается на наличие совокупного равенства между количествами, произведенными и поставленными на рынок, с одной стороны, и количествами, требуемыми и проданными, - с другой. Теория Сраффы не подразумевает закон Сэя, согласно которому "предложение создает собственный спрос" (т.е. совокупный спрос обязательно соответствует совокупному предложению).

Этот закон - логическое следствие идентификации сбережений и инвестиций, принятое в классической школе. На этом законе было основано убеждение в невозможности общих кризисов перепроизводства. Кроме того, предположение о зарплате, полностью потраченной, и прибыли, полностью сохраненной и вложенной, позволяло рассмотреть долгосрочные интересы рабочих и капиталистов как совместимые. Интересы землевладельцев трактовались как противоречащие этим объединенным интересам, поскольку требовали части прибавочного продукта для поддержания уровня потребления предметов роскоши, вследствие этого уменьшая процесс накопления.

Это мнение, поддержанное многими наиболее авторитарными представителями рикардианской школы, неявно приписывается Сраффе теми, кто разделяет идею невозможности примирения теории цен Сраффы и теории стоимости Маркса. Те же, кто поддерживает их совместимость, не рассматривают Сраффу как главу неорикардианской школы, которая принимает классическую систему гармоничного капитализма. Очевидно, что такого рода взгляд на капитализм несовместим с марксистским описанием капитализма, который подчеркивает внутренние противоречия и, прежде всего, конфликт интересов между рабочими и капиталистами.

Такое рассуждение, однако, является ошибочной интерпретацией теории Сраффы. Действительно, его подход включает нечто большее, чем простое отрицание маржинализма и возвращение к классикам, а именно попытку удалить из классической концепции те элементы, которые, подобно закону Сэя, создают искаженное представление экономического развития капиталистической системы. Если исходить из того, что подход Сраффы никоим образом не подразумевает закона Сэя, то становится очевидным, что его система совместима с теорией Кейнса.

Теперь рассмотрим взаимосвязь теории Сраффы с еще одним важным элементом классической политэкономии - трудовой теорией стоимости.

У экономистов-классиков стоимость товаров определяется затраченным трудом, но если согласно А. Смиту это относится только к примитивному обществу, то Рикардо стоял на позиции возможности сведения также и основного капитала к трудовым затратам.

Теория Сраффы не связана с трудовой теорией стоимости, но на первом этапе изложения и не противоречит ей. Объектом его анализа являются не стоимости, а цены производства. Естественно, что если норма прибыли равна нулю, то две эти величины совпадут. Но цены производства Сраффа выводит не из трудовых затрат, как Д. Рикардо и К. Маркс, а из определенной структуры производства и состава продукции.

Шестая глава "Производства товаров..." посвящена анализу принципиальной возможности определения стоимости через трудовые затраты. По мнению Сраффы, такая возможность существует в условиях, принятых в первой части монографии (несовместное производство и переменный капитал, т.е. по сути в системе Рикардо), хотя полностью осуществить редукцию невозможно. Во второй части, при совместном производстве и наличии основного капитала, этот процесс теряет смысл, поскольку редукционный ряд не сходится.

Толчком к созданию данной книги послужила работа Рикардо "Очерк о низких хлебных ценах" (1815), в которой впервые была поставлена задача найти неизменную меру стоимости, независимую относительно изменений заработной платы и прибыли. По мнению Рикардо, для этого идеально подходит зерно, поскольку неизменной мерой стоимости может быть товар, производимый все время одинаковым количеством труда без участия капитала. Использование зерна как неизменной меры стоимости хорошо согласовывалось с его теорией заработной платы. Однако если ввести в рассмотрение капитал и отказаться от рикардианской теории заработной платы, то зерно, очевидно, уже не может быть использовано как мерило стоимости.

Сраффа рассматривает общий случай и в начале анализа делает ряд предположений относительно наличия в экономике ресурсов, условий производства и нормы прибыли. Труд считается единственным первичным ресурсом (количество его фиксировано), во всех отраслях коэффициенты расхода ресурсов фиксированы, и единственный товар каждой отрасли производится с помощью единственной технологии. Рассматриваемая экономика является конкурентной в том смысле, что в ней существует единая норма прибыли.

В первой части своей книги Сраффа считает заданной реальную заработную плату и приходит к следующим выводам:

1) в экономике, находящейся в состоянии самозамещения, относительные цены определяются только условиями производства. При этом любой товар может быть принят в качестве меры стоимости;

2) для экономики, в которой создается прибавочный продукт относительные цены определяются условиями производства базисных товаров и способом распределения товаров, производимых сверх потребностей экономики. Кроме того, равновесный набор неотрицательных цен является единственным.

Для изложения своих идей Сраффа использует язык линейной алгебры, и на страницах его книги мы постоянно встречаем системы линейных уравнений, которые имеют единственное решение, если число уравнений равно числу неизвестных.

Сраффа рассматривает "эффект Рикардо" - влияние изменения доли заработной платы в национальном доходе от нуля до единицы на изменение относительных цен, поскольку если измерять заработную плату в денежных единицах с постоянной покупательной способностью, то рост зарплаты ведет к удорожанию товаров, производимых с интенсивным использованием труда. Сраффа исследует соотношение используемого труда и средств производства в различных отраслях и делит их на дефицитные и избыточные. Появляется понятие максимальной нормы прибыли, т.е. нормы прибыли при заработной плате, равной нулю.

Затем Сраффа вводит новую меру стоимости, которая способна выражать относительные цены независимо от уровня заработной платы и нормы прибыли. Эта новая мера стоимости получает название "стандартный товар". Теперь уже нет необходимости считать, что заработная плата известна, и Сраффа при помощи линейной алгебры показывает, что если известна заработная плата или норма прибыли, то можно определить цены в экономике.

Возникает вопрос: что же такое стандартный товар? Он должен обладать свойствами зерна в системе Рикардо, т.е. быть одновременно единственным продуктом сельского хозяйства и единственным ресурсом сельского хозяйства и промышленности. В современной экономике какой-либо конкретный товар не может обладать этими свойствами, поэтому необходимо создать "составной товар". Построение подобной системы описано Сраффой так: "Предположим, что мы выделили из реальной экономической системы такие части отдельных базовых отраслей, что, взятые вместе они формируют полную миниатюрную систему, обладающую тем свойством, что различные товары представлены среди ее совокупных средств производства в тех же пропорциях, как и среди ее продуктов". Сраффа показал, что такую систему можно выделить, получив систему меньшей размерности. Ее свойством является то, что отношения чистой продукции к затратам ресурсов по группам товаров равны отношению чистой продукции реальной системы к средствам производства. Кроме того, Сраффа показывает единственность этой стандартной системы и наличие возможности трансформации реальной экономической системы в стандартную.

Продуктом стандартной системы является стандартный составной товар, который состоит из "базисных" товаров, т.е. товаров, которые участвуют в производстве всех товаров в экономике, включая их самих. "Небазисные" товары идут только на конечное потребление и не входят в стандартную систему. Сраффа приходит к важному выводу, относительные цены и норма прибыли (при заданной заработной плате) определяются только технологией производства стандартного товара. Более того, нам не нужно знать об изменениях затрат и выпуска, или цен и количества продукции. Для решения системы уравнений (т.е. для определения цен) достаточно знать заработную плату. Данный способ определения цен оказывается значительно проще, чем принятый в неоклассической теории, где равновесие (и цены) определяется через функции спроса и предложения.

Однако эти выводы Сраффа делает при несовместном производстве (каждая отрасль производит только один продукт) и наличии в экономике только оборотного капитала. Во второй части "Производства товаров ..." он вводит в анализ основной капитал и рассматривает случай совместного производства. Это значительно усложняет картину: различия базисных и небазисных товаров становятся не столь очевидны, решение системы уравнений (т.е. набор цен) может быть не единственным. Но основные выводы не меняются: цены, норма прибыли и другие переменные (например, рента) определяются условиями производства (при данной заработной плате). Особый интерес представляет его концепция капитала, которая трактует машины как побочный продукт производства, и соответственно "в конце года частично изношенная, более старая машина, которая выходит из процесса, будет рассматриваться как побочный продукт годового выпуска товаров. Эта точка зрения подразумевает, что та же самая машина в различном возрасте должна трактоваться как множество различных продуктов, каждый со своей собственной ценой".

Исходя из предположения о равных ценах единиц продукции, Сраффа приходит к выводу о том, что, "как только норма прибыли становится выше нуля, равные нормы амортизации вызовут различные платы (плата состоит из амортизации и прибыли) на машины различных возрастов ... и поэтому равная амортизация будет несовместимой с равными ценами на все единицы продукта. Исходя из сказанного равенство цен может быть поддержано, только если годовые нормы амортизации возрастают на более старые машины относительно более новых с тем, чтобы восстановить равенство платы при различных возрастах". И далее он пишет "В результате стоимость инструмента вместо того, чтобы падать с возрастом равными годовыми шагами, будет, как только появится норма прибыли, падать по шагам, которые тем больше, чем старше возраст и чем больше норма прибыли, тем больше будет размер понижающих шагов, возрастающих с возрастом". Тем самым Сраффа подготавливает существенные изменения в бухгалтерском учете, в котором начисление амортизации предполагает возмещение стоимости машины, но не учитывает того, что машина "требует" получения прибыли, как и любой другой вид вложения денег.

В третьей части книги Сраффа рассматривает возможности "переключения" технологий и показывает, что это приведет к изменению относительных цен в экономике. Кроме того, изменение метода производства базисного товара оказывается равнозначным изменению самой экономической системы.

Наличие сходства анализа Рикардо и Сраффы не означает, что работу Сраффы можно воспринимать как решение определенных задач, поставленных ранее Рикардо. Хотя в первой части "Производства товаров..." Сраффа следует за Рикардо и анализирует его концепцию, уже на этом этапе появляются некоторые различия (например, в вопросе о заработной плате). Во второй и третьей частях Сраффа отходит от рикардианства и развивает свою теорию скорее на основе взглядов оппонентов Рикардо (например, почти забытого ныне экономиста Роберта Торренса (1780-1864).

Главная идея Сраффы заключена уже в самом названии книги - "Производство товаров посредством товаров". Сам взгляд на процесс производства совершенно отличен от маржиналистского, согласно которому рассматривается только производство потребительских благ. У Сраффы все отрасли тесно взаимосвязаны: конечный продукт одних отраслей является сырьем для других и на каждом этапе происходит преобразование одних товаров в другие. Из этого вытекают два существенных отличия концепции Сраффы от маржиналистской теории:

1) взаимосвязь отраслей создает цикл производства (у маржиналистов производство имеет вид, по выражению Сраффы, одностороннего движения от факторов производства к потребительским благам);

2) концепция Сраффы не связана с какой-либо определенной теорией распределения, но она несовместима с неоклассической теорией, согласно которой распределение зависит от спроса и предложения. Но в то же время Сраффа не следует за Рикардо, у которого заработная плата определяется средствами, необходимыми для существования рабочего, его семьи и простого воспроизводства рабочего класса, а норма прибыли - технологией производства. У Сраффы заработная плата может содержать часть прибавочного продукта, а норма прибыли может определяться ставкой процента. (Это несколько нарушило логику "Производства товаров..." и дало повод Р. Харроду заменить понятие "норма прибыли" на "ставку процента".)

Теорию Пьеро Сраффы можно считать главным образом теорией общего равновесия. Во всем мире широко известна концепция Л. Вальраса, согласно которой экономика находится в состоянии равновесия, когда сумма излишков спроса равна сумме излишков предложения, т.е. фактически не требуется равновесное состояние на всех рынках, но если из k рынков k-1 находятся в равновесии, то и последний k-й находится в равновесии. Измерителем цен служит некий произвольно выбираемый товар, цена которого приравнивается к единице. Однако такая точка зрения не может не вызвать некоторых возражений.

Сначала необходимо определиться с тем, чем является со стояние равновесия для экономической системы. Если считать его нормальным, то остается неизвестным, что же является источником развития системы. Именно воздействия со стороны спроса способствуют внедрению новых технологий с последующим изменением предложения. Поэтому считать состояние равновесия нормальным в коротком периоде нельзя.

Другим вариантом ответа на поставленный выше вопрос является рассмотрение равновесия как достижимого состояния. Но это состояние, которое безусловно является достижимым, не будет устойчивым в коротком и среднесрочном периодах из-за внезапных изменений спроса, которые невозможно прогнозировать,

Поэтому, на наш взгляд, следует считать равновесие желаемым состоянием системы, причем устойчивое равновесие будет достигнуто только в длительном периоде. Кроме того, включение спроса в систему определения параметров равновесия и вообще любое его использование для анализа устойчивого равновесия являются абсолютно неоправданными, поскольку в длительном периоде спрос не может оказывать влияние на цены и объем производства. Именно такой взгляд на общее равновесие присущ Сраффе.

Вообще говоря, критика классической политической экономии связана главным образом с неправильным пониманием того, что являлось предметом анализа классиков. Если мы примем во внимание тот факт, что классическая школа рассматривала экономику в длительном периоде, то мы должны отвергнуть многие критические замечания в ее адрес.

Другой отличительной чертой теории Сраффы является отказ от гипотезы равнозначности товаров. Если у Вальраса все цены определяются в одной системе одновременно и не делается никакого различия между товарами, то у Сраффы лишь некоторые товары играют роль в определении таких важнейших показателей, как норма прибыли и заработная плата. Именно эта группа товаров объединена в стандартный составной товар.

Как уже отмечалось ценность работы Сраффы заключается в том, что его концепция совершенно не связана с какой-либо теорией распределения: распределение дохода является неопределенным, что обеспечивает совместимость анализа Сраффы с любой теорией распределения. Способ построения стандартной системы основан на уравнениях типа "затраты - выпуск" известной модели В.В. Леонтьева. Модель стандартного товара абстрактна. При несовместном производстве стандартным товаром могут считаться средства производства, но в случае совместного производства привести пример стандартного товара очень сложно.

Работа Сраффы выделяется не только глубиной мысли, но и особым языком. В какой-то мере может быть это затрудняет распространение его идей. Говоря о монографии П. Сраффы с позиций mainstream, Хикс пишет: "Категории, с которыми работает этот метод, не очень хорошо соотносятся с экономическими категориями; поэтому, чтобы придать экономический смысл его положениям, необходим перевод. Он так далеко отошел от обычных экономических концепций, что перевод является довольно трудным делом". (Цит. по: Х.Д. Курц. Капитал, распределение, эффективный спрос. - М.. ЮНИТИ, 1998, с. 84.)

Переводчик настоящего издания испытал эти трудности в полной мере. Терминологию Сраффы нельзя перевести на русский язык абсолютно точно и ее не следует считать полностью устоявшейся. Так, например, слово "self-replacement" переведено в данной книге как "самозамещение", а не как "воспроизводство", что было сделано во французском издании Сраффы и от чего предостерег переводчика профессор Б. Шефолд. В ряде случаев было трудно сделать точный перевод слова "proportion" и т.д. Вполне вероятно поэтому, что русское издание "Производства товаров..." покажется не столь логически стройным, как английский оригинал.

После выхода в свет книги "Производство товаров..." Сраффа приобрел многочисленных сторонников, развивающих его идеи. Можно сказать, что на Западе сложилась целая школа экономистов-сраффианцев. Среди них отметим Яна Стидмэна, профессора Манчестерского Метрополитен университета, автора книги "Маркс после Сраффы" (I. Steedman. Marx after Sraffa, London, New left Books, 1977). Для знакомства с основами теории Сраффы можно рекомендовать прекрасную книгу Алессандро Ронкалья "Сраффа и теория цен" (Alessandro Roncaglia. Sraffa and the theory of prices. 1978). Для желающих более глубоко изучить данное направление интересны книги профессора Бертрама Шефолда (Bertram Schefold. Mr. Sraffa on joint production and other essays, London, Unwin Hyman, 1989 и Normal prices, technical change and accumulation, London, Macmillan, 1997), а также работа профессора Гареньяни (Perangelo Garegnani. Kapital, Einkommensverteilung und effektive Nachfrage: Beitrage zur Renaissance des klassischen Anzatzes in der Politischen Ekonomie, Marburg, Metropolis Verlag, 1989).

Появлению книги Сраффы в России мы обязаны прежде всего его ученику всемирно известному ученому профессору Римского университета Перанджело Гареньяни (Perangelo Garegnani). Его вклад поистине неоценим. Считаем своим долгом выразить нашу глубокую благодарность за помощь в подготовке этой работы Джону Винту (John Vint), Яну Стидмэну - Manchester Metropolitan University, и Бертраму Шефолду (Goethe-Universitat, Frankfurt am Main). Наша сердечная признательность Хайнцу Курцу (Heinz D. Kurz), работа над русским изданием книги которого дала нам столь необходимые для перевода Сраффы знания. Благодарим за поддержку идеи издания трудов П. Сраффы в России профессора Л.Пасинетти (L. Pasinetti). Наконец, мы считаем своим долгом выразить нашу признательность Королевскому Экономическому Обществу (Royal Economic Society) и издательству Blackwell за предоставленное право издания статей Пьеро Сраффы "The laws of returns under competitive conditions" и "Production of commodities: a comment".

И.И. Елисеева, B.B. Быков