Тема 3. Основные принципы единого рынка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

 

Европейское сообщество в условиях глобализации. Свобода перемещения товаров и механизм ее обеспечивающий. Свобода перемещения капитала и механизм ее реализации. Принцип свободы перемещения лиц – механизм реализации. Свобода предпринимательства как результат реализации четырех принципов свободы единого рынка.

3.1. Европейское сообщество в условиях глобализации.

 

Глобализация экономики, усиливающая взаимозависимость национальных экономик, как известно, проявляется в синхронизации экономического роста государств. Образование региональных экономических интеграционных группировок несколько нарушает этот процесс. Даже при совпадении «профиля» экономического развития темпы роста не совпадают. По мере нарастания степени интеграции эта тенденция проявляется все более отчетливо. С середины 90-х годов ХХ столетия Европейскому Союзу удалось в большей или меньшей степени в своих границах реализовать четыре основных «свободы» – свободное перемещение товаров, капитала, труда и услуг. Это позволило Сообществу сохранить и усилить свои позиции в мировом ВВП, в прямых иностранных инвестициях, в международной торговле.

К концу ХХ века скорость экономического развития ЕС возросла настолько, что в Докладе о торговле и развитии за 2000 г. Генеральный Секретарь ЮНКТАД заявил о возможности занятия Европейским Союзом в скором времени места США как двигателя глобального роста. Такой вывод был сделан исходя из того, что после кризисов конца 80-х годов, и последующей рецессии в 1999 г. темпы экономического роста в ЕС хотя и были ниже темпов 1998 г., но оказались выше, чем в США и Японии.

В последующие годы ускоренный экономический рост в ЕС, особенно в Европейском Экономическом и Валютном Союзе, сохранился (см. табл. 2).

 

Таблица 2

Основные показатели экономического развития

промышленно развитых стран в 1999 - 2001 гг. (прирост,  %)

 

Страны

 

Реальный ВВП

Индекс промышленного производства

Индекс потребительских цен

Уровень безработицы*

1999

2000

2001

1999

2000

2001

1999

2000

2001

1999

2000

2001

США

4,2

5,0

2,5

4,1

5,6

-0,3

2,2

3,4

3,4

4,2

4,0

4,4

Япония

0,8

1,6**

-0,1

1,0

5,3

-1,7

-0,3

-0,7

-0,3

4,7

4,7

4,8

Великобритания

2,3

3,0

2,7

0,5

1,4

-0,2

1,6

2,9

2,2

4,3

3,8

3,3

ЕЭВС

2,5

3,5**

2,6

1,8

5,4

2,7

1,1

2,3

2,8

10,0

9,1

8,4

Примечание:

•               В процентах от численности экономически активного населения. Данные об уровне безработицы в Великобритании рассчитаны по методологии, используемой британской статистикой.

 

** В соответствии с принципами статистики ЕС Европейский Экономический и Валютный Союз рассматривается как единое целое независимо от его состава. Соответственно данные за 1999 и 2000 гг. приводятся по ЕЭВС в составе 11 государств, тогда как данные за 2001 г. – по ЕЭВС в составе 12 государств, включая Грецию, вступившую в этот союз с 1 января 2001 года.

Источник: International Financial Statistics, January, 2001; World Economic Outlook, May, 2001.

Анализ приведенных данных свидетельствует, что в странах ЕЭВС инфляция была ниже, чем в США, хотя и превышала целевые ориентиры, установленные Европейским центральным банком (ЕЦБ). Повышение темпов роста, низкий уровень инфляции обусловили снижение уровня безработицы (в ЕЭВС они снизились на 1,6%, в Великобритании – на 1,0%).

Ускорение темпов роста экономики ЕС не в последнюю очередь связано с переходом европейской интеграции в новое качество: трансформацией ЕС в единое экономическое пространство (ЕЭП), в рамках которого создан единый рынок товаров, капитала, рабочей силы, либерализован рынок услуг. ЕС максимально приблизился к политическому союзу. Это затронуло все сферы воспроизводственной экономической системы: ее основу – производство и рынок, корпоративные структуры (то, что принято называть монополиями), государство, межгосударственные отношения. Общим итогом явилась возрастающая экономическая взаимозависимость стран, зависимость от складывающейся в каждой из них хозяйственной конъюнктуры и проводимой Сообществом экономической политики, направленной на обеспечение реальной свободы предпринимательства. Это в свою очередь способствует экономическому росту сообщества в целом и отдельных странах.

Развитие «свобод» в ЕЭС-ЕС прошло ряд этапов, в определенной степени соответствующих развитию самой интеграционной группировки.

I этап (1958-1968 гг.) – формирование таможенного союза и либерализация, главным образом, перемещения товаров в его рамках.

Центральным событием II этапа (1969-1992 гг.) стал Единый европейский акт (ЕЕА), признавший наличие в ЕЭС общего рынка и поставивший задачу перехода к единому внутреннему рынку, а также создание в рамках ЕС единого правового пространства  и единой экономической сферы для хозяйственной деятельности юридических и физических лиц. Одновременно создавалась правовая база для распространения интеграции на новые сферы: науку, технику, валютные отношения, охрану окружающей среды, внешнюю политику. К концу периода единый внутренний рынок ЕС был создан.

На III этапе (1992-2000 гг.) в соответствии с решениями Маастрихтского договора о Европейском союзе была поставлена задача создания ЕЭВС с единой европейской валютой – евро, которая действительно превращает Сообщество в реальный единый рынок, поскольку снимает внутренние различия в организации кредита, расчетов, курсовой политики, а значит и в ценах, налогах, политике и валютных рынках. Именно за этот период была подведена окончательная база под сложившиеся в ЕС единые рынки товаров и факторов производства.

По мере строительства единого рынка и ЕЭВС были созданы правовые инструменты, обеспечивающие механизм формирования и действия на едином экономическом пространстве всех экономических свобод. Они могут быть объединены в четыре группы, каждая из которых отличается от предыдущей степенью директивности и соответственно степенью свободы национальных правительств  в следовании им.

Регламенты, представляющие собой законы, обязательные к применению в государствах-членах.

Директивы, адресуемые государствам-членам, обязательные для исполнения, но каждая из стран имеет право свободы выбора форм и методов для их выполнения.

Решения обязательного характера, предписывающие совершение определенных действий государству-члену ЕС, юридическому или физическому лицу в области конкурентной политики.

Рекомендации и заключения, не имеющие обязательной силы.

Одновременно эволюционировал и организационный механизм развития «свобод». Схематично он выглядит следующим образом. Основные направления политики стран-членов и Союза определяются для каждого из рынков (товаров, услуг, капитала, труда) в виде совместных решений Совета Министров стран-членов, который также следит за ходом экономического развития отдельных стран и Союза в целом. При несоответствии экономической политики какой-либо из стран основным направлениям ЕС или в случае, если ее проведение препятствует нормальному функционированию сообщества, Совет Министров принимает необходимые меры, предусмотренные в регламентациях для устранения несоответствий через соответствующие общеевропейские органы регулирования и прежде всего Комиссию европейского сообщества (КЕС), которая после Маастрихтского саммита была переименована в Европейскую комиссию (ЕК).

Концентрация деятельности КЕС-ЕК в экономической сфере с самого начала была продиктована желанием оказаться полезной всем членам объединения без какой-либо идеологической и политической конфронтации.

К 1982 г. КЕС представила восемьдесят предложений, направленных на улучшение внутриевропейских процессов, особенно в области торговли и промышленности. В начале 1983 г. КЕС представила свои предложения по механизму будущего финансирования Сообществ в виде «Зеленой книги»; в 1984 г. была принята программа «Эсприт» – Европейская стратегическая программа исследования и развития в области информационных технологий.

Большое значение в разработке и реализации механизмов «свобод» имеет решение процедурных вопросов, например, сужение практики консенсуса, отмена права «вето»; расширение компетенции Европарламента в рамках ратификации тех договоров и соглашений, которые требуют парламентского утверждения. Большое внимание уделялось процедурам разработки сложных процедур по взаимному признанию и уточнению тысяч технических стандартов, согласованию законодательства, общих подходов по защите потребителя, созданию одинаковых условий для вложения инвестиций, в области налогообложения; свободного передвижения рабочей силы, оплаты труда, условий найма и т.п.

В процессе правовой организационной и процедурной эволюции механизмов реализации «свобод» в ЕС процесс принятия решений все более переносится на надгосударственный уровень. Однако решающие аспекты экономического и политического суверенитета остаются в компетенции национальных государств. Исключение составляет внешнеторговая политика, полностью перешедшая в ведение ЕК.

3.2. Свобода перемещения товаров и механизм ее обеспечивающий.

 

Принцип свободы перемещения товаров в рамках ЕЭС в общем виде был сформулирован в Римском договоре. Согласно договору в рамках ЕЭС создавался общий рынок товаров. Для этого предполагалась выработка единой внешнеторговой политики, предусматривающей постепенное и последовательное устранение всех ограничений в торговле товарами между странами-членами сообщества и соответствующее создание сначала таможенного союза, затем общего и, наконец, единого рынка товаров на территории всего ЕС.

Римский Договор провозгласил прогрессивную, медленную либерализацию с оговоркой stand still (т.е. запрещение любого возврата назад) и постепенное расширение импорта.

Уже в начале 1961 г. все контенгирование в шести странах-членах ЕЭС было упразднено. С 1 января 1959 г. в три этапа, каждый по 4 года, страны начали отмену таможенных пошлин (30%, 30%, 40%). В действительности упразднение закончилось 1 июля 1977 г. Для присоединившихся к ЕС позднее государств устанавливались соответствующие переходные периоды. Например, для Греции он закончился в 1985 г.,  для Португалии - в 1993 г. Но и после этого в этих странах для некоторых товаров переходный период был продлен еще на 10 лет.

Отмена таможенных пошлин не означала отмены таможенного контроля. Он сохранялся в силу статических, фискальных (налоги на затраты, парафискальные сборы), регламентационных (промышленные стандарты, охрана здоровья и общественной безопасности, борьба с контрабандой и подделками и т.д.) или финансовых (валютный контроль) причин. Другими словами в ЕЭС было создано множество нетарифных барьеров, препятствующих снятию таможенных границ внутри ЕЭС. Не последнюю роль в этом сыграли защитные оговорки, предусмотренные Римским договором. Они позволяли временно отступать от принципа свободы движения товара, в частности, если у государства возникают затруднения с платежным балансом, а также в случае внезапного кризиса. Сохранение таможенных границ было обусловлено и тем, что ликвидация в ЕЭС (к середине 1968 г.) внешнеторговых тарифов и квот во взаимной торговле уживалось с отсутствием унифицированных тарифов на внешних границах Сообщества. Решение этой проблемы было возможно только на основе единых базовых условий, отработки единых подходов к внешнеэкономической политике в целом и внешнеторговой в частности.

Изначально европейская экономическая интеграция строилась на единстве двух элементов: либерализации торговли и либерализации рыночных отношений между странами-членами ЕЭС. Жизнь показала, что для создания единого рынка товаров этих отношений недостаточно. Необходима еще и гармонизация национальных внешнеторговых политик, в части снятия технических, количественных барьеров во взаимной торговле и выработка единой внешнеторговой политики по отношению к третьим странам. Последнее требовало устранения защитных оговорок из Римского договора  (они были сняты в 1993 г. Единым европейским актом); практически полной передачи (делегирования) ряда полномочий по выработке и реализации внешнеторговой политики от национальных правительств наднациональным (общеевропейским) органам управления. В настоящее время компетенция ЕС в области внешнеторговой политики является всеобъемлющей. Таможенные регламентации находятся в ведении комитета экспертов под председательством представителей КЕС. Их применение полностью в компетенции международных таможенных служб. Однако в практике взаимной торговли стран-членов ЕС по-прежнему сохраняются различные технические проблемы. К их числу можно отнести нерегламентированную продолжительность процедуры таможенной очистки, различия санитарных, полицейских норм и т.п. Это может быть как следствием национальных особенностей, так и результатом скрытого протекционизма.

Общая внешнеторговая политика весьма существенно затрагивала промышленную и сельскохозяйственную политику ЕЭС и через них во многом определяла социальную стратегию сообщества в целом и каждого ее члена. Результатом строительства общего рынка для сельского хозяйства ЕЭС стало превращение его к 1973 г из чистого импортера сельскохозяйственной продукции и продовольствия в «чистого второго» экспортера в мире этих групп товаров. При этом ЕС полностью обеспечивала свое население продуктами питания.

Впоследствии выявились недостатки проводимой в то время сельскохозяйственной политики и внешнеторговой политики по сельскохозяйственной продукции и продовольствию. Благодаря строительству общего рынка товаров ЕЭС удалось преодолеть кризис перепроизводства в сельском хозяйстве (с 1973 по 1985 гг. их производство росло в среднем на 2% в год, а внутреннее потребление – только на 0,5% в год). Для этого общая сельскохозяйственная и внешнеторговая политика этого периода предусматривали, в частности снижение цен на товары, производство которых превысило установленные квоты. С этой же целью сокращалось использование сельскохозяйственных площадей; осуществлялось прогрессивное снижение индикативных цен; либерализовался импорт, а контроль сохранялся по отдельным его позициям. Последнее осуществлялось преимущественно под давлением третьих стран - мировых производителей продовольствия.

Создание единого рынка товаров в ЕЭС было направлено и на преодоление наметившегося в 70-е – 80-е годы ХХ столетия технического отставания сообщества от США и Японии. Одной из мер преодоления отставания стало создание Европейской Валютной Системы (ЕВС), которая начала действовать в марте 1979 г., с единой расчетной валютной единицей – экю. Это позволило усилить конкурентоспособность ЕЭС на мировых рынках, обеспечить его валютную стабильность и экономический рост, создать валютно-финансовую основу для формирования единого рынка товаров. Однако этого оказалось недостаточно, что констатировал Единый европейский акт (1 июля 1987 г.). В нем, в частности, отмечалось, что к 1987 г. в ЕЭС был создан общий рынок, в котором полностью были сняты таможенные пошлины во взаимной торговле и установлен единый таможенный режим по отношению к третьим странам, но не было создано единого рынка.

Меры по созданию общего рынка привели к достаточно высокой степени интегрированности стран-членов ЕС в торговле; придали динамизм, прежде всего, их взаимному обмену товарами (см. табл. 3). 

Таблица 3.

Динамика географического распределения внешней торговли

стран ЕЭС-ЕС за 1963-2000 гг. (% к итогу)

 

 

 

Страны

 

Реальный ВВП

Индекс промышленного производства

Индекс потребительских цен

Уровень безработицы*

1999

2000

2001

1999

2000

2001

1999

2000

2001

1999

2000

2001

США

4,2

5,0

2,5

4,1

5,6

-0,3

2,2

3,4

3,4

4,2

4,0

4,4

Япония

0,8

1,6**

-0,1

1,0

5,3

-1,7

-0,3

-0,7

-0,3

4,7

4,7

4,8

Великобри

Тания

2,3

3,0

2,7

0,5

1,4

-0,2

1,6

2,9

2,2

4,3

3,8

3,3

ЕЭВС

2,5

3,5**

2,6

1,8

5,4

2,7

1,1

2,3

2,8

10,0

9,1

8,4

 

 

 

1963

 

1970

 

1975

 

1980

 

1985

 

1990

 

1995

 

1997

 

1998

 

1999

2000 оценка

Взаимный (внутренний) экспорт

 

55,8

 

53,1

 

52,2

 

55,7

 

54,4

 

66,3

 

65,9

 

69,5

 

69,2

 

69,6

 

62,0

Взаимный (внутренний) импорт

 

50,3

 

56,1

 

55,5

 

54,1

 

57,6

 

63,3

 

62,2

 

60,3

 

59,9

 

59,8

 

62,0

Источник: ООН, ЭКОСОС. Обзор мирового экономического и социального положения за 90-е годы. IMF Overview of the World Economy Annual Report, 1999; United Nations conference on Trade and Development Report, 1999; European Economy № 71, 2000, с .290-293.

Как видно из приведенных данных за период с 1963 по 1990 гг. доля экспорта стран-членов ЕС в другие страны-члены (внутренний экспорт) в общем объеме в среднем составляла 66,3%, т.е. превысила уровень 1963 г. в 1,2 раза. Доля внутреннего импорта в общем объеме импорта ЕС  изменилась с 50% в 1963 г. до 63,3% в 1990 г., т.е. увеличилась в 1,3 раза.

В исследуемом периоде внутриблоковая торговля развивалась неравномерно, что в определенной степени может быть связано с успехами и неудачами в строительстве общего рынка и реализации свободы движения товара внутри ЕЭС. Но общая тенденция в развитии внутриблоковой торговли характеризуется ростом. Так в 1972 г. по сравнению с 1958 г. ее объемы увеличились более чем в 8 раз. С 1963 г. по 1987 г., когда ЕЭС насчитывал 12 стран-членов, объем взаимной торговли возрос более чем в 21 раз, а доля взаимной торговли составила около 60% (против 30% в 1958 г. и 50% в 1972 г.). Конечно, этот показатель дифференцируется от страны к стране. Однако даже самый маленький из них (45% в Великобритании) не может быть оценен как незначительный. В Нидерландах, Бельгии и Ирландии он превысил уровень 70%, а в остальных стран составил в среднем 50%.

В 1987 г. внешняя торговля стран ЕС составляла 38% мировой торговли, а внешнеторговая квота примерно 27% ВВП стран-членов. Их экспорт достиг 950 млрд. долл. (у США – 250 млрд., Японии – 230 млрд. долл.). Главная причина – рост взаимной торговли.

«Пики» в развитии взаимной торговли стран-членов ЕС были зафиксированы в 1992 г. Это связано с общей рецессией международной торговли и абсолютным снижением товарооборота с внешними партнерами. К 2000 г. доля внутриблокового  экспорта и импорта достигла соответственно 70% и 60%, среднегодовые темпы развития «внутреннего» и «внешнего» оборота ЕС были примерно равными 10%, а с учетом поправки на колебания курса ЭКЮ – 11%. Однако динамика торгового оборота внутри ЕС отличалась большей стабильностью и предсказуемостью.

Единый европейский акт констатировал, что ЕЭС не удалось создать единого рынка и что эта задача является первостепенной.

Для конкретизации идеи создания общего рынка товаров КЕС разработал программу мероприятий, объединенных под общим названием «Белая книга». Она содержит 279 пунктов, которые группируют следующим образом:

I группа содержит положения, касающиеся внутренней торговли между странами ЕС. Она включает меры по демонтажу физических барьеров сотрудничества: полную ликвидацию механизма национального импортного контроля, т.е. по существу лишение национальных правительств формальной возможности действовать вопреки принятой единой внешнеторговой политике. Значительно облегчена процедура оформления грузов в рамках торговли между странами ЕС. В частности в Амстердамском договоре записано, что  таможенные пошлины на импорт и экспорт и равнозначные сборы между государствами-членами запрещены. Это запрещение относится к таможенным сборам фискального характера [ст.27]. Что касается торговли с третьими странами, то право устанавливать пошлины в рамках единого таможенного тарифа передано Совету Европы, где решение принимается квалифицированным большинством голосов по предложению Комиссии Европы [ст.28].

II группа мероприятий направлена на устранение технических препятствий во взаимной торговле стран ЕС: выравнивание норм и стандартов, регулирующих требования к санитарному состоянию товаров, к их упаковке, к техническим характеристикам, обеспечивающим здоровье потребителей и окружающей среды и другим, многие из которых существуют до сих пор.

III группа мер направлена на решение налоговых проблем.

В Едином европейском акте и Белой книге подчеркивается, что функционирование единого рынка не требует быстрого и жесткого выравнивания национальных ставок, косвенных налогов. Основной проблемой является структура налогообложения, т.е. деление на НДС и акцизы; регулирование количества национальных ставок НДС и их сближение до взаимоприемлемого уровня и т.д. Налоговая сфера до сих пор является одной из тех, которая не унифицирована до конца.

3.3. Свобода перемещения капитала и механизм ее реализации.

 

Свободное движение капитала – одно из обязательных условий формирования и развития единого рынка, а принцип «свободы капитала» – основополагающий. Это связано с тем, что именно свободное перемещение капитала в границах всего регионального экономического образования ускоряет адаптацию национальных хозяйств к общеевропейским требованиям (интересам), способствуя активному включению их  в общеевропейское разделение труда, интенсифицируя воспроизводство, формируя новый технологический базис.

Что же включает в себя свободное передвижение капитала? Прежде всего это инвестирование капитала из одной страны-члена сообщества в другую без каких-либо ограничений. Другая составляющая этого принципа – свобода кредитования и денежных переводов; третья – создание единого ранка капитала, что предполагает единую валютную систему с единой денежной валютой. Названные составляющие  - это как бы каркас принципа, векторы работы в каждом из направлений, предусматривающие конкретные шаги по гармонизации всех его составляющих (налог на сбережения, кредитные ставки, стабильность обменных курсов и многое другое), что будет рассмотрено позже.

Европейское сообщество уделяло этому вопросу очень большое внимание в Римском договоре, не ставившем задачу создания валютно-финансового союза. Стабильность обменных курсов была признана одним из важнейших вопросов, а ее обеспечение – одной из важнейших задач Сообщества. Более того, уже в 1962 г. КЕС обсуждала планы введения единой европейской валюты.

Однако практическая реализация этого принципа оказалась задачей весьма сложной и даже драматичной. Это объясняется многими причинами как внутреннего, так и внешнего характера. Прежде всего надо отметить, что движение капитала даже внутри одной страны в большой степени зависит от мировой валютно-финансовой конъюнктуры. Эта зависимость еще более усиливается для региональной экономической группировки, где каждая из стран-членов старается обеспечить стабильность курсов своих валют в условиях ограниченной (сообществом) координации экономической и валютной политики. Кроме того, капитал как фактор производства отличается наибольшей мобильностью, что проявляется в постоянной миграции (или готовности к миграции) и самого капитала и клиентской массы и неизбежно ведет к обострению конкуренции между странами внутри сообщества не только на рынке капитала, но и на всех других рынках.

И все-таки уже в начале 60-х гг. ЕЭС предприняло попытки либерализовать движение капитала, в частности, скоординировать курсовую политику стран-членов и таким образом обеспечить валютную стабильность. Эта попытка оказалась неудачной как вследствие экономических и финансовых потрясений в мировом хозяйстве, так и из-за сопротивления отдельных стран-членов, которые при этом опирались на ст.108 и ст.109 Римского договора. Эти статьи позволяли национальным правительствам самостоятельно контролировать движение иностранного и национального капитала в определенных ситуациях. Именно этими статьями воспользовались в 1968 г. Франция и другие страны, заставившие ЕЭС в 1970 г. полностью отказаться от либерализации движения капитала внутри Сообщества. Но до этого в 1969 г. (после ревальвации немецкой марки относительно французского франка) на Гаагской встрече Совета Европы было принято решение о постепенной трансформации ЕЭС в экономический и валютный союз (ЭВС), которая должна была закончиться к 1980 г. (план Вернера).

70-е гг. ХХ столетия ознаменовались крахом Бреттон-Вудской валютной системы, что способствовало возврату стран-членов ЕЭС к идее либерализации движения капитала. Финансовые потрясения, вызванные крахом Бреттон-Вудской системы, поставили под угрозу курсовые паритеты большинства западных валют. В 1972 г. они приняли решение о совместном регулировании курсов своих валют и создали первую совместную валютную систему, получившую название «валютная змея». Однако она оказалась неудачной, и в 1977 г. сообщество отказалось от нее, тем самым отказавшись и от плана Вернера.

Дальнейшая реализация принципа «свобода капитала» связана с созданием ЕВС на основе единой расчетной валюты – ЭКЮ. Решение о ее введении было принято на Брюссельской встрече глав правительств стран-членов (декабрь 1978 г.), а функционировать она начала с марта 1979 г.

Эта система позволила достичь стабильности в валютно-финансовой сфере и экономического роста ее членам (12 из 15 стран, входивших в ЕЭС). Это удалось обеспечить посредством создания системы фиксированных, но нерегулируемых валютных курсов. ЭКЮ при этом выполняла функции платежного средства по обязательствам и задолженностям, резервного инструмента (эмиссию осуществлял созданный Европейский Валютный институт - ЕВИ) и единицы расчета.

В результате ЕЭС вышел на качественно новый уровень финансово-валютной интеграции. Благодаря ЕВС приоритетной для сообщества стала ориентация не на доллар, а на стабильность национальных валют сконцентрированных в ЭКЮ. Это создало дополнительные гарантии финансовой стабильности стран и ЕЭС в целом. Но при этом значительная часть национального суверенитета в области валютной политики была передана наднациональным органам, что также способствовало усилению организационной, процессуальной интегрированности сообщества и отдельных рынков.

Однако либерализация движения капитала оказалась недостаточной, а рынок капитала недостаточно интегрированным для решения задач, стоящих перед ЕЭС. В 90-х гг. оно вновь вернулось к идее создания полноценной единой валюты и европейского экономического и валютного союза – ЕЭВС (пакет Делора). С 1 января 1999 г. такая валюта – ЕВРО – была введена.

Переоценить значение этого шага в реализации принципа свободы капитала нельзя. Введение ЕВРО означало действительное создание Европейского экономического и валютного союза, а это обеспечивало достижение сразу нескольких экономических, социальных и политических целей, а главное, подводило реальную базу под достижение всех свобод, имманентно присущих подлинно единому внутреннему рынку.

В либерализации движения капитала, благодаря созданию ЕЭВС, можно выделить ряд ключевых моментов: формирование единого рынка капитала; устранение валютных рисков и расходов по обменным курсам как для юридических, так и физических лиц; создание единой базы сравнения для производственных издержек и цен; упрощение коммерческих сделок и стимулирование роста экономической активности и внутриблоковой торговли; укрепление валютной стабильности в национальных и региональных экономиках; достижение стабильности цен.

Само продвижение ЕВРО прошло ряд этапов, каждый их которых увеличивал степень свободы движения капитала в ЕС.

I этап – подготовительный (с 1 июля 1990 г. по 1 января 1993 г.) – характеризовался практически полной либерализацией перемещения капиталов внутри ЕС, усилением сотрудничества между национальными Центральными банками (ЦБ), свободой безналичных расчетов, разработкой мер по сближению основных макроэкономических параметров стран-членов и либерализации финансовых услуг. Эти задачи были выполнены в установленный срок.

II этап – организационный (с 1 января 1994 г. по 31 декабря 1998 г.) – задумывался как переходный для обеспечения независимости национальных ЦБ от своих правительств и прекращения финансирования ими (ЦБ) государственных бюджетов. На данном этапе создана единая система центральных банков (ЕСЦБ) во главе с Европейским центральным банком (ЕЦБ). Переходный этап должен был обеспечить более тесную конвергенцию экономической политики государств-членов и достичь необходимого уровня их сближения в соответствии с установленными Маастрихтским соглашением критериями конвергенции. Эта задача тоже была выполнена. Из 15 стран-членов ЕЭС 11 стали членами ЕЭВС.

На втором этапе была создана организационная структура ЕЭВС. В нее вошли ЕСЦБ, а так же другие различные европейские институты и фонды, например, Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), Европейский фонд регионального развития (ЕФРР), Европейский фонд аграрной ориентации и гарантирования (ФЕОГА), Европейский социальный фонд и т.п., обеспечивающие инвестирование и финансирование различных сфер хозяйствования ЕС в пределах своей компетенции.

Общие функции по регулированию  ЕЭВС выполняет Валютный комитет, который позднее был преобразован в Экономический и финансовый комитет (ЭКОФИН). Он обеспечивает Европейский Совет и Европейскую комиссию информацией о текущей ситуации в валютной и финансовой сферах всех стран-членов и ЕС в целом и консультирует их по валютно-финансовым вопросам.

III этап – заключительный (с 1 января 1999 г. по июль 2002 г.) – обеспечил твердо фиксированные паритеты валют стран-участниц ЕЭВС и их обменные курсы по отношению к ЕВРО, который стал законным платежным средством. ЭКЮ прекратил свое существование, а ЕВРО стал использоваться для проведения кредитно-денежной и валютной политики, а также для эмиссии государственных ценных бумаг. С 1 января 2002 г. ЕВРО вступает в свободное обращение на всей территории ЕС как наличная валюта. До 1 июля 2002 г. наряду с ним будут иметь хождение и другие национальные валюты, а затем ЕВРО станет единственным законным платежным средством в рамках ЕЭВС. При этом сохранится уровень цен, проценты по вкладам, банковская тайна. Все расходы по пересчету в ЕВРО несут банки.

Интегрирующая значимость ЕЭВС и его основного инструмента – ЕВРО – далеко выходит за рамки создания единого рынка капитала. Дело в том, что, начиная с III этапа, каждая страна-участница ЕЭВС должна рассматривать свою экономическую политику как предмет общего интереса. Особая роль в гармонизации этих интересов отведена Европейскому Совету. Он определяет основные направления экономической политики стран и осуществляет наблюдение за их реализацией, делая акцент на сбалансированность бюджетов. В необходимых случаях он координирует экономические курсы стран и дает рекомендации по устранению отклонений в ограниченный период времени. Если рекомендации не выполнены, а меры предпринятые правительством не принесли результатов, то Совет вправе наложить на страну санкции. Эти положения были зафиксированы в Пакте стабильности и роста, принятом на Амстердамской сессии Совета ЕС (июнь1997 г.). Там же изложена процедура наложения санкций и их размер.

Платежные отношения стран-членов ЕЭВС с остальными странами ЕС регулируются механизмом стабилизации обменных курсов («ЕРМ-2»). В основе механизма – принцип «оси и спиц в колесе». Ось – это ЕВРО, спицы – национальные валюты и их обменные курсы, которые устанавливаются совместными решениями ЕЦБ, национальных ЦБ и Европейским Советом.

Либерализация движения капитала осуществлялась параллельно с либерализацией сферы услуг, прежде всего финансовых, и гармонизацией и унификацией налогов. На это была нацелена вторая и третья группы мероприятий, записанных в «Белой Книге».

В части создания единого рынка услуг стояла задача обеспечить взаимное признание национальных правил, регламентирующих деятельность конкретных сфер рынка услуг, прежде всего, банковских, страховых, транспортных. Только в этом случае можно было создать соответствующие единые европейские рынки.

Либерализация услуг – процесс, отличающийся особой сложностью и деликатностью. Этот сектор имеет особый вес в обеспечении занятости и формировании добавленной стоимости в европейской экономике. На начало 90-х гг. услуги составляли 58% ВВП и занятости в ЕС. Но это была и наименее либерализованная сфера европейского общего рынка, что блокировало конкуренцию между производителями и потребителями. В результате, доля услуг была почти в 2 раза меньше, чем доля товаров в их товарообороте (33% и 58% соответственно).

Особую значимость в формировании единого рынка капитала имеет либерализация рынка финансовых услуг. Поскольку они проникают во всю «ткань» экономики, постольку их либерализация, делая общеевропейскими все банки, «европеизирует» поведение всех клиентов банков, т.е. по существу весь банковский сектор.

Либерализация рынка финансовых услуг означает, во-первых, увязку предохранительных правил и стандартов надзора. Для этого была осуществлена программа гармонизации национальных правил по наблюдению за финансовыми организациями и по защите и информированию инвесторов. В результате утвердилась система взаимного признания всеми государствами правил и норм, установленных учреждением, штаб-квартира которого находится в одной из стран ЕС. Таким образом, создавалась законность деятельности во всем Сообществе. Это касается всех сфер услуг и коллективных инвестиций в ценные бумаги;

во-вторых, отмена ограничений на свободу учреждения банков стран-членов ЕС во всех странах ЕС. Эти ограничения были отменены в 70-х - 80-х гг. посредством создания единой лицензии сообщества. С 1993 г. банки-резиденты получили право на выполнение всех банковских услуг в любой стране ЕС. В ЕЭВС они получили также право на продажу долей уставного капитала гражданам и компаниям стран-членов ЕС. Одновременно был либерализован рынок страховых услуг в банковском деле, введены общие принципы доступа к профессии и наблюдения за учреждениями;

в-третьих, определение собственных средств банков и коэффициентов платежеспособности. Эти меры были осуществлены специальными директивами Совета по рекомендациям Комитета Кука. Они же определили несколько правил в области минимального капитала, «прозрачности», ограничения нефинансовых участий и др. В последующие годы названные «свободы» были дополнены свободами по ипотечным кредитам, нормам ликвидности кредитных учреждений, бухгалтерской информации по заграничным учреждениям и т.д.

К 1989 г. в ЕС был либерализован рынок коллективных вложений в ценные бумаги (OPCVM). Даже при наличии определенных проблем на этом рынке созданный общий рынок позволял каждой OPCVM циркулировать на рынках во всей Европе.

С целью унифицировать европейские рынки ценных бумаг были предприняты меры их гармонизации, установлены кодекс поведения для операций с ценными бумагами, правила допуска на фондовую биржу, содержание информации для котирующихся компаний и т.п.

Меры по либерализации рынка финансовых услуг дополнялись шагами в унификации и гармонизации налогов. С этой целью пересматривались налоговые законодательства и регламентации. Их главной целью было гармонизировать налогообложение сбережений, ослабить риски налоговых искажений, уклонения или мошенничества. Это было необходимо из-за разнообразия национальных режимов налогообложения сбережений и методов контроля за их применением. Большое внимание уделялось установлению единой ставки НДС, позволявшей снять фискальные границы, которые пока остаются. Сохраняются пока и юридические  границы, касавшиеся частного коммерческого права, интеллектуальной собственности (законы о патентах, товарных знаках и т.п.).

Введение евро, создание ЕЭВС активизировало процесс концентрации капитала, увеличило долю европейских ПИИ внутри ЕС. По данным Евростата на долю накопленных ПИИ, осуществляемых резидентами ЕС, внутри ЕС на них приходится 52%, а за его пределами – 48%.

Благодаря созданию единого рынка капитала, либерализации его движения иностранные инвесторы предпочитают рынки ЕС, что подтверждается данными таблицы 4.

Таблица 4.

Распределение притока ПИИ по регионам мира в 1995-1998 гг.

(доля в общем движении ПИИ, %)

 

Регион/страна

1995

1996

1997

1998

Развитые страны

63,4

58,8

58,9

71,5

Европейский Союз

35,1

30,4

27,2

35,7

США

17,9

21,3

23,5

30,0

Япония

-

0,1

0,7

0,5

Другие развитые страны

10,4

7,0

7,5

5,3

Источник: World  Investment Report, 1999; Foreign Direct Investment and the Challenge of Development, P.20.ИПСТАД, based on annex tab bls B. 1 and B. 2 and ИПСТАД, FDI/TNC data base; World  Investment Report, 1999, P.21.

Однако создание единого рынка капитала в ЕС вовсе не означает отсутствия проблем. Эти проблемы по мнению специалистов связаны с возможным негативным влиянием на развитие отдельных экономик и нивелированием экономического роста сообщества в целом. Есть мнение, что унификация принципов банковского кредитования и клиентского обслуживания несет в себе потенциальную угрозу утраты ликвидности банковского кредитного портфеля, поскольку каждый банковский институт своевременно не может сделать микроанализ по всем странам ЕС и уловить отраслевые и страновые риски, способные повлиять на кредитоспособность зарубежного клиента/заемщика. И, наконец, весьма распространена оценка флуктуации фондового общеевропейского рынка как угрозы, поскольку она нарушает развитие национальных фондовых рынков и может отпугнуть инвесторов. Очевидно, есть и другие угрозы, которые необходимо учитывать и нейтрализовать.

3.4. Свобода перемещения лиц и механизм реализации.

 

                Свобода перемещения лиц – это принцип обеспечения свободного перемещения труда как фактора производства.

                Римский договор, провозгласивший (наряду с ранее рассмотренными «свободами») свободу передвижения лиц, акцентирует внимание на социальных ее аспектах. В частности им предусматривается гармонизация условий жизни и труда, улучшение возможностей занятости, повышение уровня жизни. Для этого был создан Европейский социальный фонд (ЕСФ), приступивший к реальной работе в середине 70-х годов. Главные задачи, которые этот фонд решал – стимулирование возможностей занятости внутри ЕЭС посредством оказания помощи отсталым и депрессивным регионам, с одной стороны, и наиболее уязвимым в период роста безработицы категориям трудящихся, с другой. Он разработал меры по единой миграционной политике, координации стратегии в области занятости и особенно в области подготовки квалифицированной, обученной и легко адаптирующейся рабочей силы и рынков труда.

                Принцип свободы передвижения лиц развивался в наибольшей степени, чем три других принципа. Уже в 1961 г. была принята Европейская социальная хартия (Турин 18 октября 1961 г.). В 1968 г. были приняты регламенты Совета «О свободе передвижения работников в сообществе», «Об отмене ограничений на передвижение и проживание работников из государств-членов и их семей», существенно упрощающих перемещение лиц стран-членов ЕС в пределах ЕС. Эта работа продолжалась и в последующие годы. Регламенты и директивы Совета ЕС направлены на конкретизацию регулирования многих частных вопросов, связанных с передвижением, проживанием, образованием, медицинским обслуживанием и предоставлением других услуг.

                В 1985 г. в Шенгене было достигнуто Соглашение о постепенной отмене контроля на общих границах стран, подписавших его в июне 1985 г. Была образована «шенгенская зона», в которую вошли 13 государств. Здесь полностью отменен контроль за передвижением всех граждан, проживающих в ней, и действует единый визовый режим.

                Особую роль в развитии принципа свободы передвижения людей и создании единого рынка труда сыграл Амстердамский договор (1997 г.). Он внес коррективы в Римский договор, записав, что ЕС имеет решимость способствовать свободе передвижения людей, гарантируя при этом безопасность и защиту своим народам путем создания пространства свободы, безопасности и законности. Изменения к ст.В Римского договора вводит понятие «Гражданство Союза» и указывает, что оно дополняет, а не заменяет национальное гражданство. Положение «О Гражданстве Союза» вступит в силу через 5 лет после ратификации Амстердамского договора, т.е. в 2004 г. Очень важно, что свобода передвижения лиц обеспечивается в увязке с мерами контроля на внешних границах, предоставлением убежища, иммиграции и борьбы с преступностью.

                Амстердамский договор записал: «…Сообщество имеет своей задачей… содействовать гармоничному, сбалансированному и устойчивому развитию экономической деятельности, высокому уровню занятости и социальной защиты, равноправию мужчин и женщин…»

                Для этого трудящимся-мигрантам и лицам, находящимся на их иждивении гарантируется:

                а) суммирование всех периодов работы, учитываемых законодательством отдельных стран для получения и сохранения права на пособие, а также для исчисления размера пособия;

                б) выплату пособий лицам, проживающим на территории государств-членов.

                Ниццкий договор (2000 г.) конкретизирует основы правового статуса граждан ЕС. Они включают не только гражданство как устойчивую правовую связь, но и как принципы правового статуса, основные права человека и гражданина и их гарантии. Ниццкий договор одобрил Хартию ЕС об основных правах и свободах.

                Работа по созданию единого рынка труда возглавляется Европейской Комиссией, которая ежегодно разрабатывает и корректирует ориентиры для руководства в политике занятости всех стран-членов ЕС.

                К настоящему времени в ЕС обеспечена унификация социальных прав и гарантий для населения всех стран-членов ЕС. Ликвидированы и технические границы на пути движения рабочей силы: признана эквивалентность (переходность) дипломов, обеспечен равный доступ к различным системам образования.

                Можно констатировать, что ЕС сегодня – общий рынок рабочей силы без внутренних границ. В совокупности с другими «свободами» в его рамках создаются условия для свободного предпринимательства субъектов хозяйствования всех стран-членов Союза.

 

3.5. Свобода предпринимательства как результат реализации четырех принципов свободы единого рынка.

 

                Европейский единый рынок представляет собой экономическое пространство, образованное «взаимосцеплением» национальных хозяйств стран-членов. Последнее обеспечивается международным переплетением всех факторов производства, но доминирующую роль в этом процессе играет предпринимательский капитал. Он представлен главным образом интернализированной акционерной собственностью.

                Процесс интернационализации капитала объективен и происходит во всей мировой экономике. Но в ЕС он стимулировался мерами по созданию общих рынков (товаров, капитала, услуг, рабочей силы) и специальными регламентациями, направленными на формирование свободы предпринимательства. К их числу можно отнести директивы Совета: «О координации законов, регламентов и административных положений, регулирующих создание и осуществление предпринимательской деятельности кредитными институтами» (1977 г.), «О сближении законов, регламентов и административных положений государств-членов, применяемых к ответственности за неисправную продукцию» (1985 г.), «О механизме прозрачности для обслуживания информационного сообщества» (1998 г.), серию директив о защите прав потребителей, производителей (1985, 1993, 1997 гг.) и др.

                В результате обеспечения свободы предпринимательства в ЕС сформировались разные варианты международной собственности на средства производства: от незначительного долевого участия (портфельные инвестиции), через смешанный в разных пропорциях капитал совместных предприятий, до полного поглощения фирмы одной страны компанией другой страны Сообщества (см. табл. 5).

                                                                                                                                                                Таблица 5

 

Распределение операций по сращиванию капитала среди первой тысячи промышленных компаний ЕС

(% к итогу по каждому типу операций)

 

Тип операций и их география

1983-1984

1984-1985

1985-1986

1986-1987

1987-1989

Слияния, поглощения и приобретения контрольного пакета акций

Всего (абсолютное число)

155

208

227

303

383

Внутри своей страны

65,2

70,2

63,9

69,6

55,9

В зоне Сообщества

18,7

21,2

22,9

24,8

29,2

Операции с фирмами третьих стран

16,1

8,7

13,2

5,6

14,9

Портфельные вложения (приобретение доли в акционерном капитале)

Всего (абсолютное число)

54

67

130

117

181

Внутри своей страны

68,5

67,2

67,7

71,8

63,5

В зоне Сообщества

14,8

14,9

15,4

17,9

20,4

Операции с фирмами третьих стран

16,7

17,9

16,9

10,3

16,1

Создание совместных филиалов

Всего (абсолютное число)

69

82

81

90

111

Внутри своей страны

46,4

48,8

42,0

32,2

40,5

В зоне Сообщества

15,9

18,3

24,7

17,8

27,9

Операции с фирмами третьих стран

37,7

32,9

33,3

50,0

31,6

   Источник: European Economy, 1990.

 

Число международных слияний и поглощений в ЕС по всем видам сделок увеличилось в 1,4 – 1,8 раза. Ведущую роль в этом процессе играют ТНК стран-членов ЕС, именно они благодаря возможности направлять свои активы в страны Сообщества оказались наиболее подготовленными к экспансии не только через создание новых структур, но и через слияния и поглощения.

                Созданные в ЕС механизмы единого рынка стимулировали деятельность ТНК, активизируя международное производство на всех стадиях и во всех сферах воспроизводственного процесса, направляя его преимущественно в высокотехнологичные, информационно-коммуникационные сферы. В результате сегодня в ЕС образовалась «новая экономика», базирующаяся именно на этих высокорискованных сферах. Объем венчурного капитала по данным Евростата достиг к 2000 г. почти 9 млрд. долларов.

                Европейские ТНК в рамках единого рынка вынуждены играть по правилам свободной конкуренции. Эти правила были сформулированы в Римском договоре (ст. 86) и в последствии были конкретизированы, уточнены в специальных регламентациях с учетом достигнутых успехов в создании единого рынка. Напомним, что это универсальные правила, применяемые к любым предпринимательским структурам независимо от формы собственности, организации, экономической мощи, отрасли в которой они действуют. Контроль за соблюдением этих правил осуществляет Совет Европы. Они включают: запрет на образование любых союзов, соглашений, которые могут оказать воздействие на торговлю; осуществление априорного контроля за концентрацией предприятий; ограничения государственных предприятий в получении государственных заказов и ориентацию частных предприятий на государственные рынки; жесткий контроль за дотациями в госсектор и регламентацию государственной и любой другой помощи.

                В целом европейские ТНК соблюдают эти правила, но перед лицом иностранной конкуренции они все чаще объединяются. Например, в начале 2000 г. руководство компаний Telecom Italia SPA (Италия) и Deutsche Telecom (Германия) объявила о слиянии. Сделка оценивается в 79 млрд. долл. Ожидается, что новая корпорация будет иметь рыночную стоимость в 200 млрд. долл., что позволит ей конкурировать с такими телекоммуникационными гигантами, как американская AT&T и японская NNT.

                Объединительная тенденция европейских ТНК усилилась после поглощения немецкого гиганта Mannesman, входившего в империю Deutsche Bank, англо-американской телекоммуникационной компанией Vodafone airtouch.

                Одна из особенностей «новой экономики» ЕС состоит в том, что стратегическая инициатива все больше переходит от банков, теряющих с возникновением развитого электронного рынка капитала свои конкурентные преимущества, к страховым и инвестиционным фондам. Это особенно заметно в Германии. Например, крупнейшая страховая компания Allianz заметно теснит Deutsche Bank, противопоставляя его традиционным связям с правительством агрессивную транснациональную политику и новый для Германии менеджмент англо-американского образца.

                В предпринимательстве ЕС 90-х гг. резко возросла доля малых и средних ТНК в совокупном объеме прямых зарубежных инвестиций. Это связано с процессами европейской интеграции, дающей им возможность осуществлять вложения в приграничных странах и противостоять конкуренции. Этим хозяйствующим субъектам также не чуждо стремление повысить свою конкурентоспособность за счет увеличения экономической мощи путем слияний.

                Перечисленные обстоятельства во многом объясняют волну слияний и поглощений в Европе в конце 90-х гг. Действительно, еще в 1998 г. США и Великобритания лидировали по числу и стоимости слияний, а термин «трансатлантические слияния» относился преимущественно к компаниям этих стран. В 1999 г. ситуация резко изменилась. США, сохранив первенство в этом процессе, потеряли 10% своего удельного веса в 1998 г., а страны ЕС увеличили свой удельный вес в 3 раза и теперь доминируют в «трансатлантических слияниях». Это, прежде всего, касается ТНК Германии, которая по данным ЮКТАД входит в пятерку стран-лидеров мировых ТНК. Восемь немецких ТНК входят в мировой клуб «100 крупнейших ТНК». Это – «Даймлер Крайслер», «Фольксваген», «БМВ АГ» и «Роберт Бош» в автомобильной промышленности; «Байер АГ» и «Хехст АГ» в медицинской промышленности и «Басф АГ» в химической промышленности.

                Транснационализация и интернационализация экономики ЕС обусловила выработку специальных мер, регулирующих деятельность ТНК и других монополий. Они носят как национальный, так и наднациональный характер.

                Основой для такого регулирования является контроль за деятельностью хозяйствующих субъектов в рамках политики по стимулированию свободной конкуренции и антимонопольного законодательства.

                Директивы ЕС в этой части охватывают следующие основные области регулирования: 1) ограничительные соглашения между компаниями, 2) злоупотребление доминирующим положением на рынке, 3) слияния и поглощения, 4) государственная помощь. Рассмотрим каждую из них.

                Ограничительные соглашения между компаниями запрещены в ЕС в том случае, если они способны негативно повлиять на развитие торговли между странами-участницами, либо нацелены на предотвращение или ограничение свободной конкуренции в границах общеевропейского рынка. Этот запрет распространяется как на «горизонтальные» соглашения, объединяющие компании на одинаковом уровне производства или переработки продукции, так и на «вертикальные», объединяющие компании, которые не являются прямыми конкурентами, а оперируют на разных этапах производственного процесса. Однако директивы ЕС предусматривают исключения, разрешающие заключение соглашений, которые способствуют совершенствованию производства или дистрибуции товаров, либо способствуют продвижению технического прогресса, в т. ч. соглашения об эксклюзивности, лицензионные соглашения о передаче технологии, соглашения о НИОКР, франчайзинге и страховании.

                Злоупотребление одной или несколькими компаниями своим доминирующим положением на Общем рынке, либо на какой-либо его части запрещено, как несоответствующее духу единого рынка, поскольку может негативно сказаться на развитии торговли между странами-членами ЕС. Доминирующим считается такое положение компании на рынке, при котором она обладает экономической мощью, способной препятствовать развитию свободной конкуренции на этом рынке, т. к. позволяет компании оказывать значительное влияние на условия развития конкуренции и даже игнорировать конкуренцию. Злоупотребление доминирующим положением считается также такое поведение компании, когда она способна влиять на структуру конкретного рынка, даже если такое поведение допускается национальным законодательством.

                Слияния, объединения (в том числе в форме поглощений) согласно директивам ЕС объявляются несовместимыми с принципами единого рынка. Чтобы не допустить их, Комиссия ЕС имеет право изучить слияния до того, как они произошли, чтобы предотвратить их, если они создают (либо усугубляют) положение, при котором конкуренция на рынке (или значительной его части) подвергается опасности. Об этом Комиссия дает соответствующее заключение. В сентябре 1990 г. Европейский совет специальным постановление ввел в действие ограничения, облегчающие контроль на наднациональном уровне за слияниями и поглощениями. В частности контроль устанавливается если мировой оборот участвующих компаний превышает 5 млрд. евро, а по крайней мере две из участвующих компаний  имеет оборот в ЕС более 250 млн. евро.

                Одобрение Европейской комиссии для трансграничных операций не требуется, если каждая из участвующих компаний осуществляет 2/3 своего оборота в одной из стран ЕС. В соответствии с внесенными поправками с 1 марта 1998 г. пороговые величины снижены до 2,5 млрд. евро и 100 млн. евро соответственно в случаях, когда совокупный оборот участвующих компаний превышает 100 млн. евро в каждой из по крайней мере трех стран ЕС, а по крайней мере каждая из двух участвующих компаний имеет оборот более 25 млн. евро в каждой из этих трех стран.

                Действие данного постановления о трансграничных операциях распространяется как на ТНК стран-членов ЕС, так и третьих стран, оперирующих на рынках ЕС. Контроль за слияниями и поглощениями ниже пороговых величин по-прежнему осуществляется на национальном уровне.

                Государственная, как и любая другая помощь, оказываемая страной-участницей ЕС отдельным предприятиям в любой форме, стимулирующая производство отдельных товаров, искажающая (или создающая угрозу искажения) нормальное развитие торговли между странами ЕС, также объявляется несовместимой с принципами общего рынка.

                Выполнение этого требования наиболее проблематично, поскольку вступает в противоречие с одной из основополагающих целей сообщества – «содействие гармоничному и сбалансированному развитию экономической деятельности всех стран-членов». Как известно, в настоящее время экономическое развитие этих стран (и особенно регионов) неравноценно, а потому вмешательство (помощь государств и сообщества, например, депрессивным районам) окажется крайне необходимой. Более того, ее оказание предусматривается соответствующими регламентами ЕС. Но эта помощь строго контролируется. Европейская Комиссия координирует привлечение транснационального капитала в менее развитые страны (регионы), устанавливая пределы инвестиционных льгот в конкурентных предложениях от стран ЕС. Самые большие льготы получают регионы с высоким уровнем безработицы и низким жизненным уровнем.

                Таким образом, Комиссия решает задачу обеспечения гарантий в предоставлении только такой помощи, которая соответствует принципам единого рынка. Чтобы соблюсти их, согласно директивам ЕС, любые схемы предоставления помощи проходят одобрение Комиссии до начала их функционирования. Комиссия и государственные органы соответствующей страны-члена ЕС осуществляют за этим постоянный контроль.

                Таким образом, в процессе эволюции сообщества от ЕОУС и Евратома через таможенный союз, общий рынок, единый рынок к ЕЭВС – 12 (в 2001 г. в него вошла Греция) эволюционировали «свободы», провозглашенные Римским договором. Результатом такой эволюции стала свобода предпринимательства, обусловившая специфические характеристики международных экономических отношений в рамках ЕС и мирового сообщества - взаимодействие глобальной интернационализации и региональной экономической интеграции. В ЕС оно происходит под постоянным регулирующим воздействием как сообщества в целом, так и государств стран-членов. В сегодняшней Европе-15 роль государства в экономике значительно сокращена, а взаимозависимость и взаимопроникновение национальных экономик настолько усилились, что уже вряд ли смогут существовать раздельно. Дальнейшая эволюция единого рынка связывает рынки товаров, капитала, услуг, рабочей силы и делает их зависимыми друг от друга. Это и есть настоящая экономическая интеграция, которая все более и более дополняется политической интеграцией, превращая ЕС в единое государство, укрепляющее свои позиции в мире.